Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

"Так знать и любить природу, как умеет Бунин, - мало кто умеет" (А. А. Блок)

Подкатегория: Бунин И.А.
Сайт по автору: Бунин И.А.

"Так знать и любить природу, как умеет Бунин, - мало кто умеет" (А. А. Блок)

Бунин стал великим продолжателем больших традиций великой русской литературы, но при этом значительно их изменил, переставив акценты, обнаружив новые стороны старых, давно исследованных тем и проблем. Сам Бунин вспоминал, что его писательская жизнь началась в тот день, когда в родовом поместье в Орловской губернии случайная картинка с изображением горного пейзажа с водопадом пробудила первое поэтическое волнение. Это поэтическое волнение приходило к Бунину в течение всей жизни и всегда неожиданно; поводом обычно служили какое-нибудь мелькнувшее воспоминание, образ, слово...

природы и всей жизни в целом, которым был наделен с рождения. Бунин всегда любил путешествовать: он повидал весь юг России, много странствовал по Востоку, бывал в Африке и на Цейлоне, жил в Италии и на Капри. Впечатления от путешествий служили неистощимым материалом для его творчества, и благодаря острой восприимчивости к окружающему миру, природе Бунин смог обессмертить ее в своих произведениях.

— почти всегда увядающая, угасающая в тихой осени. Она — неотъемлемая часть русской жизни. И часто у Бунина именно природа становилась олицетворением тех изменений, которые в этой жизни происходили — неспешные, тихие и неотвратимые. Именно такова русская природа осенью. Это время года и те смыслы, которые оно несет, вынесены в заглавие рассказа «Холодная осень».

является здесь одновременно и неким предзнаменованием одинокого и трудного будущего, которое ожидает героиню после того, как она расстанется с женихом — как окажется, навсегда. В последний вечер они гуляют вдвоем по саду, который уже почти отцвел. И таким образом, природа становится своеобразным хранителем того, что безвозвратно ушло в прошлое, как уже почти полностью ушло из природы лето. Природа хранит следы невозвратимого, в то же самое время свидетельствуя о надвигающихся фатальных изменениях.

— «Темные аллеи» — также присутствует элемент значения, связанный и с природой, и с человеком (именно человек может дать деревьям форму — так возникают аллеи). Прилагательное же темный указывает также на угасание природы, приближение осени, ухода жизни.

«Антоновские яблоки» описания пейзажей становятся важным элементом всего смыслового комплекса. Бунин открывает природу как воплощение красоты и мимолетности жизни и одновременно как исключительно емкий резервуар для самых широких философских обобщений. Природа — это и воплощение полноты жизни, мгновенно преходящей, длящейся недолго, но исполненной яркой красоты и изначальной обреченности: Так разворачивается тема природы и в этом рассказе, наполненном светом и томительной грустью.

— кисловатый осенний запах антоновских яблок, сухие листья, легкая грусть ясного, погожего, но уже короткого дня: «На ранней заре, когда еще кричат петухи и по-черному дымятся избы, распахнешь, бывало, окно в прохладный сад, наполненный лиловатым туманом, сквозь который блестит кое-где утреннее солнце и не утерпишь — велишь поскорее заседлывать лошадь, а сам побежишь умываться на пруд...» Увядающая природа олицетворяет здесь саму жизнь, ежесекундно и непоправимо тающую, уходящую в прошлое всю дворянскую Россию с ее усадьбами, парками, охотой. И единственным способом хоть как-то остановить эти изменения становится слово, которое задерживает в себе неповторимую глубину и красоту русской природы, располагающей к философским размышлениям, как ее тонко понимал и ощущал Бунин и запечатлел в своих рассказах.

Совсем другой предстает природа в рассказах, посвященных Италии, Цейлону и другим экзотическим странам, где довелось побывать Бунину. В рассказе «Господин из Сан-Франциско» природа — это то реальное и подлинное, что противопоставлено всей искусственности и иллюзорности той жизни, которой живет и главный герой рассказа, и многие другие, фигурирующие в нем персонажи. Но и господин, и другие «хозяева жизни» оказываются совершенно не в состоянии увидеть эту природу, она от них совершенно отчуждена и далека.

— свидетельство полной безнадежности человека в духовном отношении, потеря им своих основ, смешение иллюзорного в жизни и подлинного. Но есть в этом рассказе и те персонажи, индивидуально не прорисованные, которые еще не подверглись растлению со стороны цивилизации и поэтому близкие природе, живущие в ней, а потому живущие подлинным, а не иллюзиями и фальшью: «Шли они (два абруцских горца) — и целая страна, радостная, прекрасная, солнечная, простиралась перед ними...

— и полились наивные и смиренно-радостные хвалы их солнцу, утру, ей, непорочной заступнице всех страждущих в этом злом и прекрасном мире, и рожденному от чрева ее в пещере Вифлеемской, в бедном пастушеском приюте, в далекой земле Иудиной...» Эти люди живут в непосредственной близости с природой и поэтому оказываются близки и истокам собственной древней культуры (они идут по «древней финикийской дороге»), и Богу. Таким образом, именно их жизнь оказывается гармоничной и созидающей, в отличие от жизни господина из Сан-Франциско и многих других, ему равных.

жизни, не приобщился «дьявольской гордыне Нового Человека», сумел сохранить истинное видение мира, жизни и себя в этом мире, избежал развращения искушающей цивилизацией), но не становится формальным поводом: Бунин как поэт воспринимает природу во всей ее полноте и красоте, хотя и таких быстротечных. И именно природа становится универсальным символом жизни, уносимой временем, одновременным свидетельством и идиллического (хотя и не всегда) прошлого, и воплощением грядущих неотвратимых изменений.



 
© 2000- NIV