Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Тема любви в творчестве И. А. Бунина (вариант 2)

Подкатегория: Бунин И.А.
Сайт по автору: Бунин И.А.

его способность проникать в интимные глубины сердца с их неизведанными и непознанными законами. Для Бунина в истинной любви есть нечто общее с вечной красотой природы, поэтому прекрасно только такое чувство любви, которое естественно, не ложно, не выдумано. Для него любовь и существование без нее - две враждебные жизни, и, если погибает любовь, то та, другая жизнь уже не нужна.

прекрасное и самое страшное - любовь и смерть. В одном из писем он сам объяснял именно этот мотив в своем творчестве ине просто объяснял, а убедительно доказывал: "Неужели вы еще не знаете, что любовь и смерть связаны неразрывно? Каждый раз, когда я переживал любовную катастрофу, - а их, этих любовных катастроф, было немало в моей жизни, вернее, почти каждая моя любовь была катастрофой, - я был близок к самоубийству".

"Чистый понедельник" Бунин считал "лучшим из всего того, что он написал". Тема, кажется, вечная - любовь, ставшая для героя путем восхождения через страдание и отчаяние к откровению интуитивных озарений (последняя встреча с ушедшей "из мира" подругой). Героиня не любит, вернее, не может полюбить, не видя в осуществленной любви пути к осмысленному бытию. Двойственность ее натуры обусловлена не только несоединимостью внешней бытовой жизни и глубинной внутренней работы, но и пересечением в тогдашней Москве, России двух противоположных культур. В московской жизни причудливо переплетаются несовместимые между собой, на первый взгляд, существования обитателей монастырей и посетителей ресторанов, концертов, "капустников". Эта двуплановость свойственна и героине, истинной московской жительнице. Она мучительно ищет свое призвание, пытаясь соединить удовольствие от красивой одежды, вкусной еды, цветов, богемного быта со стремлением к чистоте, строгости и аскетизму, свойственным русской православной культуре. В ее жизни рядом сосуществуют эротические романы нового времени, творчество современников с тяготением к древнерусской "допетровской" культуре. Мечта героини о единственной, чистой и возвышенной любви, соединяющей супругов и после смерти, сосуществует с представлением о любящем ее человеке как дьявольском искушении, огненном змее, который в людском обличья "зело прекрасен". Героиня томится, желая понять, прояснить единственно приемлемую для себя дорогу, но изначально не верит в возможность окончательного выбора: "А зачем все делается на свете? Разве мы понимаем что-нибудь в наших поступках?" Даже столь необычный, ошеломивший героя шаг - поступление в монастырь - не приносит покоя, не кажется окончательным: ищущий взгляд в заключительной сцене - показатель незавершенности поиска, отсутствие гармонии в душе молодой инокини.

Историю трагичной любви поведал Бунин в небольшом рассказе "Солнечный удар". Случайное знакомство на пароходе, обычное "дорожное приключение", "мимолетная встреча". Но чем закончилось для героев все это случайное и мимолетное? "Никогда, ничего даже похожего на то, что случилось, со мной не было, да и не будет больше. На меня точно затмение нашло... Или, вернее, мы оба получили что-то вроде солнечного удара", - признается спутница поручика. Но этот удар пока еще не коснулся героя. Проводив свою знакомую и беззаботно вернувшись в гостиницу, он вдруг почувствовал, что сердце его "сжалось непонятной нежностью" при воспоминании о ней. Когда же он понял, что потерял ее навеки (ведь он не знал даже имени и фамилии), "он почувствовал такую боль и такую ненужность всей своей дальнейшей жизни без нее, что его охватил ужас, отчаяние". И снова бунинский мотив как бы ненавязчиво возникает, но усиливает трагедию человека: любовь и смерть всегда рядом. Пораженный, словно ударом, этой неожиданной любовью, поручик готов умереть, лишь бы вернуть это дорогое и такое любимое существо: "Он, не задумываясь, умер бы завтра, если бы можно было каким-нибудь чудом вернуть ее, провести с ней еще один, нынешний день, провести только затем, чтобы высказать ей и чем-нибудь доказать, убедить, как он мучительно и восторженно любит ее".

"Темные аллеи" можно назвать энциклопедией любовных драм. Писатель создавал его в годы второй мировой войны (1937 - 1944). Позже, когда книга увидела свет и читатели были потрясены "вечной драмой любви", Бунин в одном из писем признавался: "Она говорит о трагичном и о многом нежном и прекрасном, - думаю, что это самое лучшее и самое оригинальное, что я написал в жизни". И хотя во многих рассказах любовь, о которой поведал писатель, трагична, Бунин утверждает, что всякая любовь - великое счастье, даже если она завершается разлукой, гибелью, трагедией. К такому выводу приходят многие бунинские герои, потерявшие, проглядевшие или сами разрушившие свою любовь. Но это прозрение, просветление приходит к героям слишком поздно, как, например, к Виталию Мещерскому, герою рассказа "Натали". Бунин поведал историю любви студента Мещерского к юной красавице Натали Станкевич, об их разрыве, долгом одиночестве. Трагедия этой любви кроется в характере Мещерского, который испытывает к одной девушке искреннее и возвышенное чувство, а к другой - "страстное телесное упоение". И то и другое кажется ему любовью. Но любить сразу двух невозможно. Физическое влечение к Соне быстро проходит, большая, настоящая любовь к Натали остается на всю жизнь. Лишь на короткое мгновение героям было подарено подлинное счастье любви, но автор завершил идиллический союз Мещерского и Натали безвременной смертью героини.

несмотря на то что она несет не только радость и счастье, но чаще - горе, страдание, смерть.



 
© 2000- NIV