Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Россия в произведениях Бунина

Подкатегория: Бунин И.А.
Сайт по автору: Бунин И.А.

Россия в произведениях Бунина

Как и всякий русский поэт, И. А. Бунин впитал в себя классическую традицию воспевания России. Для него, выросшего в отцовском имении, среди неяркой и незвонкой красоты русской природы, родина начиналась именно здесь. Отзвуки этой очарованности мы находим уже в ранних стихах поэта, которые так и называются: «Родине » (1891), «Родина» (1896). В стихотворении «Родине» (1891), еще во многом подражательно-декоративном, Россия предстает в образе нищей крестьянки:

Они глумятся над тобою,

Тебя твоею простотою,

В стихотворении «Родина» привычная российская даль навевает смутную тоску:

Под небом мертвенно-свинцовым

И нет конца лесам сосновым,

И далеко до деревень.

Во многих ранних стихотворениях Бунина звучат былинные и сказочные мотивы, возвращающие нас в Древнюю Русь и в дохристианские времена - «На распутье» (1900), «Вирь» (1900), «После битвы» (1903), «Канун Купалы» (1903), «Степь» (1912). В стихотворении «Степь» даже чувствуется былинная распевность:

Сторона ты моя, сторонушка,

Русь постепенно накладывалась в сознании поэта на современную Россию с ее отсталостью и нищетой. Разразившаяся мировая война усугубила надвигающийся кризис. Предчувствие катастрофы сквозит в стихотворении «Канун»:

Вот встанет бесноватых рать

И, как Мамай, всю Русь пройдет...

Но пусто в мире - кто спасет?

Но Россия открывалась Бунину не только в нищете и заброшенности убогих селений. Он видел ее и в многоцветье весенних степей, алом вечернем небе, золотых осенних рощах:

В сухом лесу стреляет длинный кнут,

В кустарнике трещат коровы,

И синие подснежники цветут,

И под ногами лист шуршит дубовый.

(«Молодость», 1916)

Печален долгий вечер в октябре!

Любил я осень позднюю в России.

Простор полей и сумерки глухие...

(«Запустение», 1903)

По борозде спеша за сошниками

Я оставляю мягкие следы -

Так хорошо разутыми ногами

Ступать на бархат теплой борозды!

«Пахарь», 1903-1906)

Столько скорби, кротости?...

Голова закутана

Шалью набивной,

Полушубок старенький...

«Здравствуй, друг родной!..»

(«Няня», 1906-1907)

Бунина, как и других его современников, волновала судьба России. Уже в одном из ранних рассказов, написанных в 1900-е годы, Бунин спрашивал себя, с грустью глядя в «жуткие дали» России: «Что общего осталось у нас с этой лесной глушью? Она бесконечно велика, и мне ли разобраться в ее печалях, мне ли помочь им?» («Новая дорога»). Тем не менее уже в те годы он напряженно исследовал русскую действительность, искал в ней что-то светлое и до21 стойное. Так появились рассказы «Антоновские яблоки», «Сосны», «Мелитон», «Птицы небесные». В отличие от многих писателей-современников у Бунина не было чувства вековой вины интеллигента перед забитым и нищим русским крестьянством. Поэтому в его рассказах о деревенской жизни, в частности в «Антоновских яблоках», иногда усматривают поэтизацию крепостного времени. На самом деле свежий запах антоновских яблок символизировал для писателя прежде всего здоровье, простоту и домовитость крестьян, разумный трудовой быт, здоровые устои деревенской жизни. Эти устои основаны на неразрывных узах с землей. Именно они создали неповторимый пласт отечественной народной культуры, которая постепенно исчезает, разъедается городской цивилизацией. Поэтому рассказ «Антоновские яблоки» имеет подзаголовок «Эпитафия». Деревня смиряется и сиротеет. И рассказы Бунина кажутся поэмой запустения помещичьих гнезд и глухих деревень.

над вечными вопросами бытия. Писателя остро интересует мироощущение представителей разных социальных слоев (крестьян, разночинцев, помещиков), соотношение их духовного опыта, его истоки и перспективы. Эти интересы не уводили Бунина от реальной действительности, ибо именно она определяла взгляды и чувства его персонажей. И особенно мучителен для Бунина разрыв между внешними побуждениями и действительным положением вещей. При этом Бунин далек от идеализации крестьянства. Он показал, как многовековое рабство одинаково искалечило души и крестьян, и помещиков, как разрушительно воздействует рабский труд на человеческую личность. Рассказы «Деревня» (1910), «Суходол» (1911), «Веселый двор» (1911), «Захар Воробьев» (1912) и другие, которые сам автор позднее назвал «беспощадными», показали читателям другую, непривычную, Россию, вскрыли самосознание масс на переломе, раскрыли противоречия русской души. Таков, например, главный герой рассказа «Деревня» Кузьма Красов, стремящийся к свету и добру, но раздавленный тупым и тяжким бытом и злобой остальных жителей Дурновки. А в «Суходоле» беспощадно рассказывается о духовном оскудении барчуков, упадке «дворянских гнезд» в начале прошлого века.

Судьба обрекла Бунина на расставание с родиной. Однако его рассказы и стихотворения, написанные вдали от России, по-прежнему неразрывно связаны с ней, ее широтой и несуразицей. Герои и героини его рассказов просто жили естественной жизнью, пытаясь осмыслить собственное предназначение на земле. При этом в ткань бунинских рассказов органично вплетаются раздумья самого писателя над существующими связями между прошлым и будущим, национальным и общечеловеческим, сиюминутным и вечным, определяющими судьбу России. Он пытался понять, что же представляет собой характер русского человека, русская душа. Бунин видел, что жизнь меняется, что возврата к прошлому нет и не может быть. Поэтому в его рассказах время неумолимо отсчитывает срок, отпущенный старому миру. Но каким будет новый мир, что ждет Россию, он предвидеть не мог, с ужасом описывая в «Окаянных днях» кровавую смуту революции. Поэтому Россия Бунина осталась заповедной страной одухотворенных пейзажей и надломленных людей, ищущих и не находящих свое место в новом мироустройстве.



 
© 2000- NIV