Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Образы борцов за народное дело в поэме «Кому на Руси жить хорошо»

Подкатегория: Некрасов Н.А.
Сайт по автору: Некрасов Н.А.
Текст призведения: Кому на Руси жить хорошо ?

Образы борцов за народное дело в поэме «Кому на Руси жить хорошо»

Особое место в поэме занимают образы борцов за народное дело. Таковы Ермил Гирик, попавший в острог за защиту интересов крестьян, Савелий, богатырь святорусский, и разбойник Кудеяр. Савелий - один из тех крестьян, которые «за вотчину стояли хорошо». Это бунтарь, которого не сломили ни каторга, ни ссылка. Он «гнётся, да не ломится, не ломится, не валится». Когда иссякает народное терпение, крестьяне, подобные Савелию, поднимаются на открытую борьбу с угнетателями. Так было и с Савелием, который «в землю немца Фогеля... живого закопал». «Наши топоры лежали до поры!» - говорит он о себе. До конца своих дней Савелий сохранил твёрдость духа, мужество, сильную волю, ясный ум, нравственное достоинство, гордость и благородство. «Клеймёный, да не раб»,- отвечает он домашним, которые «честят» его «клеймёным», «каторжным». Савелий - олицетворение лучших черт характера народа: трудолюбия, бодрости, неугасимого стремления к свободе и независимости. Его «слова любимые»: «Недотерпеть - пропасть, перетерпеть - пропасть»; «Наддай! Наддай! Наддай!» - ззучит призывом к борьбе за народное счастье. Люди, подобные Савелию, достойны славы, и недаром Матрёне Тимофеевне памятник народному герою Ивану Сусанину напоминает Савелия:

Стоит из меди кованный.

Борцом за униженных и бесправных является и разбойник Кудеяр. Убийство угнетателя, по мнению Некрасова,- святое дело; Кудеяру, убившему угнетателя, пана Глуховского, прощаются все грехи. Некрасов видел и теневые стороны крестьянской жизни: суеверие, невежество, пьянство. Они порождены «крепью» и исчезнут, когда исчезнут последние остатки крепостного права. Не все крестьяне являются протестантами и бунтарями, есть и такие, которые свыклись со своим бесправным положением. Некрасовская муза была «музой мести и печали», и поэта не могло не возмущать долготерпение части народа. Особенно много таких добровольных рабов среди дворовых:

Сущие псы иногда...

Чем тяжелей наказания,

Тех им милей господа.

С негодованием рисует Некрасов таких холопов: в главе «Счастливые» - дворового князя Переметьева, в главе «Последыш»- Ипата, слугу князя Утятина. Первый «счастлив» тем, что у князя Переметьева он был «любимый раб». Этому «счастливцу» странники сурово заявляют:

«Проваливай!

Простое, не заморское.

Не по твоим губам!»

Образ Ипата, лакея князя Утятина, прекрасно раскрывается его собственными словами: «Я князей Утятиных холоп - и весь тут сказ!» Образ этого «чувствительного холуя», с восторгом вспоминающего об издевательствах барина над ним, вызывает отвращение поэта. Ипат - один из тех, по выражению Герцена, «фанатиков рабства», о которых Белинский впоследствии писал: «Раб, у которого слюнки текут, когда он самодовольно описывает прелести рабской жизни и восторгается добрым и хорошим господином, есть холоп, хам» (В. И. Белинский, Сочинения, т. 13, стр. 38).

Восемь тысяч душ закрепил злодей

«Многокручинкой», «многострадальной» женщине крестьянке нет счастья на Руси - к такому выводу приводит Некрасов читателя. О том же говорит странникам и сама Матрёна Тимофеевна: «Не дело - между бабами счастливую искать».

Но мучительная, полная лишений и страданий жизнь не принизила характера крестьянки, не превратила её в бессловесную покорную рабыню. В ней зреет протест, она живёт «с гневом на сердце», помнит, что «обиды смертные» прошли по ней «кеотплаченные». «Я потупленную голову, сердце гневное нашу»,- говорит Матрёна Тимофеевна.

жизни придавленной горем русской крестьянки, он твёрдо верит в её будущее.



 
© 2000- NIV