Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Характеристика Оболт-Оболдуева в поэме «Кому на Руси жить хорошо»

Подкатегория: Некрасов Н.А.
Сайт по автору: Некрасов Н.А.
Текст призведения: Кому на Руси жить хорошо ?

Характеристика Оболт-Оболдуева в поэме «Кому на Руси жить хорошо»

дворянства. Писатель в основу характеристики этих типов кладет точку зрения мужика. Что увидели и как пытливые, дотошные мужики оценили дворянство, знакомясь с помещиками? Крестьяне встретили Оболт-Оболдуева. Уже имя помещика привлекает наше внимание своей заостренностью. Во премена Некрасова орловское слово оболдуй (обалдуй), как свидетельствует В. И. Даль, значило: «невежа, неотесанный, болван» 15. Но фамилию эту Некрасов не выдумал. Ею была «окрещена» в какие-то далекие времена семья помещиков. По свидетельству «Нового энциклопедического словаря» Брокгауза и Ефрона, это был «древний русский дворянский род... записанный в V часть родословной книги Владимирской губернии». Рукописные варианты поэмы показывают, что Некрасов стремится приблизиться к народным кличкам и усиливает иронический оттенок фамилии. Появляется двойная фамилия: сначала Брыково-Оболдуев, Долгово-Оболдуев и, наконец, Оболт-Оболдуев.

Работая над образом, Некрасов заботливо обрабатывал жизненный материал, характеризующий типологическую сущность дворянства. Далеко за примером идти не пришлось. Отец поэта Алексей Сергеевич был колоритной фигурой помещичьей России. Метод обращения с крепостными, страсть к псовой охоте, барскцй гонор и многое другое роднит Оболт-Оболдуева с отцом Некрасова.

В первом из помещиков, появившихся перед мужиками, Некрасов подчеркивает черты, характеризующие относительную устойчивость класса. Герою 60 лет. Он пышет здоровьем, у него «ухватки молодецкие», широкая натура (страстная любовь к земным радостям, к ее утехам). Он не лишен своеобразной поэтичности в восприятии русской природы, ее «красы и гордости». Вдохновенно говорит помещик о «рыцарском, воинственном, величественном виде» жизни, когда можно было веселиться, колобродить «свободно и легко». Он не плохой семьянин и по своим личным качествам человек не жестокий, не самодур. Его же отрицательные черты («кулак - моя полиция», «кого хочу - казню» и т. д.) художник изображает не как личные черты характера, а как классовые качества, и потому они становятся более страшным явлением. Кроме того, все хорошее, чем хвалится помещик, обесценивается, приобретает другое значение. Насмешливое, враждебное отношение, возникшее между мужиками и помещиком, - признак классовой розни. При встрече с мужиками помещик хватается за пистолетик. Оболт-Оболдуев ссылается на свое честное, дворянское слово, а мужики заявляют: «Нет, ты нам не дворянское, дворянское с побранною, с толчком да с зуботычиной, то непригодно нам!»

«Ну, сволочь!» Затем поэт писал: «Грубить вы начинаете», а в окончательной редакции появилось ироническое и беспомощное: «Эге! Какие новости!»

два непримиримых лагеря находятся в состоянии неутихающей борьбы и «выверяют» свои силы. Дворянин еще упивается «родословным деревом». Он гордится отцом, выросшим в именитой татарской семье (семье богатой, близкой к дар ской фамилии), восхищается прошлым матери (происходящей также из знатной среды), но помещик уже не чувствует горькой иронии ни от того, о чем сам говорит, ни от той оценки, которую выражают его проницательные слушатели. Столкновением двух контрастных мнений, двух оценок Некрасов подчеркивает непроходимую пропасть. Выспреннему понятию «родословное дерево» противопоставлено будничное, юмористическое, мужицкое: «Видели древо всякое». Торжественному воспоминанию о старинных русских грамотах, в которых указывалось богатство отца и возможность тешить государыню борьбой медведей «в день царских именин», противопоставлено саркастическое, классовое: «С медведями немало их шатается прохвостов и теперь».

«пытался поджечь Москву, казну пограбить», противостоит суровое, как приговор: «А ты, примерно, яблочко с того выходишь дерева? - Сказали мужики».

Писатель строит диалог мужиков с помещиком так, чтобы для читателя стали предельно ясными и народное отношение к дворянству, и новый этап развития самосознания крестьян. Мужики в результате разговора поняли главное: что значит «кость белая, кость черпая» и почему «им разный и почет». А поняв это, разговор помещика о том, что «карал - любя», «больше ласкою я привлекал сердца» и по праздникам к «домашней всенощной крестьяне допус-калися», воспринимается мужиками с издевкой. Пусть про себя, но они правильно думали: «Колом сбивал их что ли, ты молиться в барский дом?» Словам барина: «Любил меня мужик» - они противопоставили рассказы крепостных «про трудные их промыслы, про чужедалъйы стороны, про Петербург, про Астрахань, про Киев, про Казань», куда «благодетель» посылал крестьян на заработки, и откуда, признавался дворянин, «поверх барщины, холста, яиц и живности, всего, что на помещика сбиралось искони, гостинцы добровольные крестьяне нам несли!»

личного, тем более минутного настроения отдельного представителя дворянства, а настроением, выражающим типическое положение класса. Способ типизации и общественных условии, и настроения Оболт-Оболдуева является развитием приемов, употребленных Некрасовым еще при изображении представителя другой основы самодержавия - попа. Торжественный рассказ помещика о «хорошей» жизни с вотчиной обрывается неожиданно страшной, картиной. Напомним, что поповские «лясы» снимаются образом черной плачущей тучи. Помещик - представитель земных, материальных форм рабства - также не заканчивает своей речи о «благочинном» отношении к мужику. Его «лясы» обрывает уже другая сила: звуки «небесной музыки».

земного с «духовным», небесным, патетическую речь помещика обрывает не явлениями природы (туча, дождь, солнце), а явлениями церковной службы: «Чу! похоронный звон!.. По утреннему воздуху те звуки, грудь щемящие, неслись». В Кузьминском хоронили жертву пьяного разгула - мужика. Странники не осудили, а пожелали: «Покой крестьянину и царствие небесное». Оболт-Оболдуев похоронный звон принял иначе: «Звонят не по крестьянину! По жизни по помещичьей звонят». Могильные предчувствия румяного помещика, успевшего во время разговора с мужиками несколько раз выпить водочки, имеют историческую основу. Оболт-Оболдуев живет в трагическое для своего класса время. Нет у пего духовного, социального родства с кормильцем. Порвалась цепь великая, и «... мужик сидит - не двинется, не гордость благородную - желчь чувствуешь в груди. В лесу не рог охотничий звучит - топор разбойничий».

Некрасов в типе Оболта-Оболдуева раскрыл степень осознания представителями дворянского класса своей исторической гибели. При относительной еще устойчивости ясно наметился разрыв между экономическим, правовым существованием и общественным положением класса. Политическое сознание крестьянства, рост его организованности, сила сопротивления настолько не соответствовали юридической и практической форме отношений, что дворянство морально, психологически осознавало себя побежденным.

Подобное самосознание не было присуще всем представителям дворянства. Консервативная его часть предпринимала усилия для того, чтобы восстановить статус крепостного права. Тем самым консерваторы выражали свой особый страх, рожденный сознанием обреченности. Бесполезность, комичность подобных затей Некрасов рисует в главе «Последыш». Эта глава является логическим продолжением наказа дворянства, а также характеристики рос-га политического самосознания крестьянства, применяющего в своей борьбе определенные тактические приемы. Глава «Последыш» поэтому должна следовать за главой «Помещик», оставаясь главой второй части поэмы (как и отмечено Некрасовым в скобках).



 
© 2000- NIV