Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Русская природа в изображении А. А. Фета и Н. А. Некрасова

Подкатегории: Некрасов Н.А., Фет А.А.
Сайты по авторам: Некрасов Н.А., Фет А.А.

Русская природа в изображении А. А. Фета и Н. А. Некрасова

Восприятие А. А. Фетом русской природы существенно отличается от восприятия ее Н. А. Некрасовым.

циклов: Весна, Лето, Осень, Снега...

Фет же природу идеализирует. Чем сильнее захватывает его эстетическое восприятие природы, тем дальше он уходит от реальности. Целым ожерельем романтических метафор характеризуется, например, восприятие цвета героем автобиографического рассказа-очерка Кактус. Приведем лишь одну из них: Очень похоже на подсолнух, равнодушно сказала девица и отошла от цветка. Молодой человек пришел в ужас: ... Да... ведь это храм любви! В фетовеком изображении природы пейзажным картинам и зарисовкам свойственно зачаровывающее романтическое звучание:

Что за звук в полумраке вечернем? Бог весть!

То кулик простонал или сыч.

И далекий неведомый клич.

Точно грезы больные бессонных ночей

В этом плачущем звуке слиты...

В отличие от произведений Фета, природа, изображаемая Некрасовым, абсолютно материалистична.

Одно из замечательных открытий Некрасова это ритм уныния. Для него характерны:

1) особенность построения фразы с нагнетанием, добавлением придаточных предложений, переходящих из строки в строку, с множеством причастных и деепричастных оборотов;

2) монотонные трехсложные размеры.

В сочетании с бедными глагольными рифмами это создает ощущение какой-то бесконечной протяженности, рождает асерциации, которые и подразумевал Некрасов, с бескрайними просторами России, с бесконечной протяженностью и печалью ее степей, дорог, полей:

Чу! Тянут в небе журавли,

И крик их, словно перекличка

Господних часовых, несется

Над темным лесом, над селом,

Над полем, где табун пасется

И песня грустная поется

Перед дымящимся костром...

Трудно найти другого русского поэта, в котором бы так жило чувство России как огромного живого целого, с ее просторами и тишиной, ее болью и бедностью.

Сентябрь шумел, земля моя родная

Вся под дождем рыдала без конца...

Здесь Некрасов не дает прямо, как в приведенной выше строфе, картины бескрайнего русского простора, но эта бескрайность все же выявляется, выражаясь в самом гиперболизме осенней тоски: земля рыдает без конца...

правило, именно тогда, когда речь идет о России:

... А там, во глубине России

Там вековая тишина.

Лишь ветер не дает покою

Вершинам придорожных ив,

Целуясь с матерью-землею,

Колосья бесконечных нив...

(В столицах шум, гремят витии...)

выражено идеальное состояние мира (например, Крестьянские дети, Зеленый Шум), Но и в самых светлых по тону образах сквозит у Некрасова русская печаль. Она входит составной частью в само представление об идеале. Вот как в описание венка, который сплела крестьянская девочка, вплетается ощущение неяркой, немного грустной прелести русского пейзажа:

Все беленький, желтенький, бледно-лиловый

Да изредка красный цветок.

Бедность и бескрайняя печаль родной земли у Некрасова просвечены идеалом, проявляющимся в любви и боли, с какими рисует он русскую природу.

Если у Некрасова природа одушевлена, очеловечена (береза у него сравнивается с девочкой, вся жизнь природы существует в... зависимости от человеческой жизни) то у Фета, по наблюдениям последователя Е. Ермиловой, как раз наоборот: на свою, человеческую жизнь Фет проецирует события жизни природы. У Фета она живет своей собственной, глубокой и таинственной жизнью, а человек лишь на высшей ступени своего духовного подъема может быть к этой жизни причастен:

Целый день спят ночные цветы,

Но лишь солнце за рощу зайдет,

В более поздних стихах Фет все дальше уходит в природу, все больше у него сопоставлений, параллелей с человеческой жизнью. Картины природы порой превращаются в аллегории, но всегда это ощущение неделимой, цельной жизни природы сохраняется как идеал, как высшая мудрость:

Солнца уж нет, нет и дня неустанных стремлений,

Только закат будет долго чуть зримо гореть;

О, если бы небо судило без тяжких томлений

Так же и мне, оглянувшись на жизнь, умереть!..



 
© 2000- NIV