Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Сравнение поэм Ахматовой «Путем всея земли» и «Реквием»

Подкатегория: Ахматова А.А.
Сайт по автору: Ахматова А.А.

Сравнение поэм Ахматовой «Путем всея земли» и «Реквием»

«Путем всея земли» - с образом похоронных саней в центре, с ожиданием смерти, с колокольным звоном Китежа - является как бы панихидой по собственной загубленной жизни. Это поэма-плач, то есть тоже своего рода реквием:

Великую зиму

Как белую схиму

Ее приняла.

И в легкие сани

Спокойно сажусь...

Я к вам, китежане,

До ночи вернусь.

За древней стоянкой

«кровавой куклой палача» возможно, подразумевать Л. Берию.

Один переход...

Никто не пойдет,

Ни брат, ни соседка,

Лишь хвойная ветка

Да солнечный стих,

Оброненный нищим

В последнем жилище

Путем всея земли

Если вспомнить, что в древнерусской письменности образ саней связывался с похоронным обрядом (в «Поучении» Владимира Мономаха: «Сидя на санях, помыслил в душе своей и, похвалил бога...»), а Китеж является символом города, ушедшего под воды забвения, равно как и «хвойная ветка» - принадлежность погребения, то нельзя не увидеть в поэме «Путем всея земли» элементов панихиды, во всяком случае прощального оплакивания.

«Путем всея земли» и «Реквиема», нельзя не увидеть их глубокой родственности. В теперешних изданиях они, словно повинуясь закону внутреннего сцепления, печатаются рядом; к этому понуждает и хронология, так что читатель, перевернув страницу со словами о «белой схиме», сразу же встречается с начальными стихами «Реквиема». Но есть и разница - в «Реквиеме» сразу же поражает более широкий регистр голоса и то самое «мы», что предопределяет его эпическую основу:

«каторжные норы»

И смертельная тоска.

Для кого-то нежится закат

Мы не знаем, мы повсюду те же,

Слышим лишь ключей постылый скрежет

Да. шаги тяжелые солдат.

Подымались, как к обедне ранней,

Там встречались, мертвых бездыханней,

Солнце ниже и Нева туманней,

Приговор... И сразу слезы хлынут,

Ото всех уже отделена,

Словно грубо навзничь опрокинут,

Двух моих осатанелых лет?

Что мерещится им в лунном круге?

Им я шлю прощальный свой привет.

Моменты периодических возвращений к «Реквиему», который создавался постепенно, иногда через достаточно продолжительные перерывы, каждый раз обусловливались своими причинами, но по сути он никогда - как замысел, долг и цель - никогда не уходил из сознания. Если, например, учесть, что процитированная строфа из поэмы «Путем всея земли», такая родственная «Реквиему», была создана, по словам Ахматовой, «в ночь штурма Выборга и объявления перемирия», то, надо думать, это обстоятельство по-своему отозвалось и в «Реквиеме», который, судя по дате, ожил в то же время, одновременно и едва ли не одномоментно с этой поэмой: кровь войны вызвала память о крови репрессий.



 
© 2000- NIV