Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Любовная лирика Анны Ахматовой (вариант 2)

Подкатегория: Ахматова А.А.
Сайт по автору: Ахматова А.А.

Может быть, это так только для меня, но мне кажется, что очень трудно выделить из творчества Ахматовой, особенно из ее раннего творчества, то, что можно было бы назвать, в отличие от других ее стихов, любовной лирикой. Потому что все, что она пишет, написано или о любви, или в присутствии любви, или при воспоминании об ушедшей любви.

Молюсь оконному лучу

Он бледен, тонок, прям.

А сердце пополам.

На рукомойнике моем

Такой невинный и простой

Но в этой храмине пустой

Он словно праздник золотой

Казалось бы, в этом стихотворении о любви ни слова. Сказано только: Сегодня я с утра молчу, / А сердце пополам. Но уже возникает впечатление тайной, скрытой от посторонних глаз любовной драмы, может быть, сыгранной в одиночку, любовной тоски о человеке, который, может быть, и не подозревает о происходящем.

Вообще даже самые откровенные любовные стихи Ахматовой тайные и о тайном, это не крик, даже не слово, обращенное к возлюбленному, как это почти всегда бывает у Марины Цветаевой, это скорее образ, чувство, возникшее при встрече с любимым:

Тот же голос,

Тот же взгляд,

Все как год тому назад.

Сквозь стекло лучи дневные

Известь белых стен пестрят...

Свежих лилий аромат

И слова твои простые.

Душевная буря, смятение чувств, когда падает сердце и холодеет в груди, когда каждое малое расстояние растягивается на мили, когда ждешь и желаешь лишь смерти, передаются Ахматовой скупой подробностью еле заметных, скрытых от чужого, постороннего глаза деталей. В стихах всегда выдается то, чего бы не заметили без стихов:

Так беспомощно грудь холодела,

Я на правую руку надела

Показалось, что много ступеней,

А я знала их только три!

Попросил: Со мною умри!

И поэтому, когда вдруг раздается:

И когда друг друга проклинали

В страсти, раскаленной добела,

- это производит впечатление взрыва. Но это тоже взрыв внутренний, взрыв сознания. Яростная у Ахматовой не боль, а память, огненная пытка это именно пытка молчания, сокрытия в себе призыва и жалобы:

И что память яростная мучит,

Пытка сильных огненный недуг!

И в ночи бездонной сердце учит

Спрашивать: о, где ушедший друг?

Недаром в стихотворении Любовь любовь является в образах незаметных и неразгадываемых сразу, потаенных. И действует она тайно и верно, стреляет тем более наверняка оттого, что стреляет из засады:

То змейкой, свернувшись клубком,

У самого сердца колдует,

То в инее ярком блеснет,

От радости и от покоя.

Умеет так сладко рыдать

В молитве тоскующей скрипки,

В еще незнакомой улыбке.

И в этой постоянной скрытости, завороженности чувства чудится какая-то тайная рана, изъян, неспособность открыться, а от этого склонность к мучительству, даже не склонность, но так получается, когда один со страстью говорит о своей любви, а другой лишь молчит и смотрит загадочными серыми глазами и поит допьяна своей терпкой печалью. Недаром сетовал Гумилев: Из города Киева, из города Змиева, я взял не жену, а колдунью /.../ Погладишь топорщится, а выйдет луна затаится. И плачет, и стонет, как будто хоронит кого-то, и хочет топиться. И сама она мудрая и сильная в неожиданно налетающие минуты слабости признается:

Я не прошу ни мудрости, ни силы,

Веселый Бог не посетит меня.

Ее любовь, как тайная болезнь, неотвязная и скрываемая, изнуряющая и не приносящая утоления. Иногда мне кажется, что в стихотворении гораздо более позднем Не недели, не месяцы годы... лирическая героиня Ахматовой прощается не с любимым, не с любовью, а является нам все той же вечной печальницей своей любви:

Не недели, не месяцы годы

Расставались. И вот наконец

И седой над висками венец.

Больше нет ни измен, ни предательств,

Несравненной моей правоты.

Добавлю от себя: несравненной красоты любви!



 
© 2000- NIV