Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Царско-сельский период жизни и творчества А. Ахматовой

Подкатегория: Ахматова А.А.
Сайт по автору: Ахматова А.А.

Царско-сельский период жизни и творчества А. Ахматовой

– одно из немногих имен русской поэзии 20 века, отмеченных в десятилетиях неизменностью читательских симпатий, хотя революционные потрясения и социально – исторические приемы этих годов, казалось бы, способны были безвозвратно предать забвению этот лирический голос. Но он оказался сильнее всех социально – исторических процессов.

«развития». Такие поэты, как она, рождаются просто. Они приходят в мир с уже сложившейся дикцией и не повторным строем души. Она никогда никого не напоминала и, что, может быть, еще важней, ни один из бесчисленных подражателей даже не подошел близко к ее уровню. По складу своего таланта «Ахматова открыла мир с помощью такого тонкого и чувствительного инструмента, дарованного ей природой, что все звучание и красочные подробности вещей, жестов и событий легко и естественно входили к ней в стих, наполняя его живой… силой жизни».

Откуда же появилась такая чудесная женщина, такой искусный поэт. «Я родилась июня 1889 года под Одессой (Большой Фонтан). Мой отец был в то время отставной инженер – механик флота. Годовалым ребенком я была перевезена на север – в Царское Село. Там я прожила до 16 лет». С детства А. Ахматова была близка с природой. Примером этому могло послужить то, что каждое лето Анна Ахматова проводила под Севастополем, на берегу Стрелецкой бухты, возле моря. Кроме того, Царское Село представляло собой великолепную зеленую территорию с множеством великолепных парков, выгон, где Ахматова проводила множество своего времени.

написала в 11 лет. Училась она в Царской женской гимназии. Атмосфера пушкинского окружения сопутствовало развитию ее творчества дальше. К А. С. Пушкину А. Ахматова будет обращаться на протяжении всего жизненного пути. Он станет для нее учителем, другом, идеалом духовной свободы. Но самые первые стихи начались для А. Ахматовой не с Пушкина и Лермонтова, а с Державина и Некрасова. В 1905 году родители А. Ахматовой развелись и мать с детьми уехала на юг. Живя в Евпатории А. Андреевна сильно тосковала по Царскому Селу и писала множество стихов, которые хоть как-нибудь приближали ее к нему. Так начался творческий путь А. Ахматовой. Именно Царское Село, было колыбелью ее чудесных произведений и стихов.

Узнав, что дочь хочет напечатать подборку стихов в столичном журнале, отец потребовал, чтобы она взяла псевдоним и «не позорила славную фамилию». Дочь повиновалась, и в русскую литературу вместо Анны Горенко вошла Анна Ахматова. Не то чтобы она сомневалась в своем таланте и правильности выбранного пути или искала тех выгод, которые дает писателю раздвоенность; главное заключалось в необходимости блюсти приличие, поскольку в знатных семьях ( к ним относилась и семья Горенко) к профессии литератора относились свысока и полагали ее приличной для тех, у кого не было способа заявить о себе иначе. И вот она перед нами « королева бродяга» - как она себя именовала, она живет в сердцах читателей и доносит свой до времени затаенный раздирающий грудь, зов, к людям из бездны, из глубины.

Имя молодой Ахматовой тесно связано с акмеизмом –поэтическим течением, начавшим оформляться около 1910 года, то есть примерно тогда же, когда она начала публиковать свои первые стихи.

«традиционного символизма». Они считали себя пришедшими ему на смену.

Акмеисты поставили своей целью реформировать символизм, главной бедой которого было то, что он «направил свои главные силы в область неведомого» и «попеременно братался то с мистикой, то с теософией». Первым условием акмеистов была трезвость и здравая реалистичность взгляда на мир. Мир должен предстать таким, каков он есть, - зримым, живым, плотским, смертным. Кроме того, слово, должно быть четким и с определенным значением, точнее говоря, оно должно обозначать то, что оно обозначает в реальном языке реальных людей : конкретные предметы и конкретные свойства. «У акмеистов, - писал Городецкий, - роза опять стала хороша сама по себе, своими лепестками, запахом и цветом, а не своими мыслимыми подобиями с мистической любовью или чем-нибудь еще».

А. Ахматова до последних дней своей жизни очень высоко оценивала роль акмеизма и в своей собственной жизни, и в литературе той эпохи. Она не переставала называть себя акмеисткой – как бы в противостояние тем, кто не хотел видеть роли и значение этого течения.

«Царско-сельской Музой»:

…Ах, я счастлива!

Никогда заря,

Удаляюсь – нищей,

– о глубь, о мгла! -

Мне дыханье сузил,

Я впервые именем назвала

Царско-сельской Музы.  

Но со временем Царское Село для Ахматовой уже давно стало только воспоминанием о когда-то родном ей мирке, с которым она потом захотела и смогла выйти в мир. Давным давно его покинув, как ей казалось навсегда, она туда еще не раз возвращалась, и в жизни, и в стихах разных лет, и в поздних набросках автобиографической прозы. Но каждый раз возвращение ее к образу Царского Села, знаменовало нечто важное и новое в ее творчестве.

любимейшим, почти священным для нее символом свести какие-то старые счеты, чтобы не остаться «замурованной» в прошлом, чтобы и этот плен «сбросил с крыльев свободный стих».

– цикла «Северных элегий», послевоенных стихотворений «Городу Пушкина», «Поэмы без героя». Ахматова прожила в Царском Селе до 16 лет, потом, после пятилетнего перерыва, еще шесть лет (1910 – 1916) в доме своего мужа Н. С. Гумилева; неоднократно и довольно подолгу жила она там и в 20-х - 30-х, г. г., правда, была там уже только редкими наездами, а в 1944г. увидела его варварски разграбленным, разрушенным и сожженным:

О, встреча, что разлуки тяжелее!

Здесь был фонтан, высокие аллеи…

Каждый из царско-сельских периодов ее жизни так или иначе отразился в ее стихах. Но вот, что кажется удивительным, когда перелистываешь собрания ее стихов: среди пятидесяти стихотворений 1910 – 1916 г. г. указывается место написание – Царское Село, только 8 или 9 раз. Именно это связано непосредственно с Царским Селом, по содержанию или хотя бы по своей лирической атмосфере. Остальные как будто могли возникнуть и не там. Образ «Музы Плача», кажется теперь гораздо более поэтически точным, чем «царско-сельская Муза».

Музе Царского Села, естественно надлежало бы по крайней мере его воспеть, - Ахматова же с ним прощается уже при первом возвращении, в первой же своей книге «Вечер»:



            И снова дух смятен и потревожен



            

            

            

            

Но этим стихотворением отнюдь не закончились ее воспоминания о Царском Селе. Очень редко и в двойственном восприятии, то буднично обыденном, то отстраненном, фигурируют в стихах Ахматовой знаменитые скульптуры Царского Села. «В Павловске, в парках, в детстве меня окружала античная скульптура и архитектура. Это было повседневным обычным зрелищем», - рассказывала Ахматова в 1964 году художнице А. В. Любимовой. Но и «повседневное обычное зрелище» в ее стихах сохранилась лишь детально, навеки врезанной в память чем-то совсем другим :

…И, исполненный жгучего бреда,

Красногрудая птичка сидит.

«античность» однажды еще неожиданней обернется «феерией» - в одном из набросков «балетного либретто», которое сопутствовало созданию «Поэмы без героя». С Царским Селом связано в поэзии А. Ахматовой нечто гораздо более важное : здесь родился в ее стихах образ ее Музы. Придя к ней однажды, чуть ли не на пороге между детством и юностью, она с тех пор живет в ее стихах. Это не общая Муза всех поэтов Мира, а только ее Муза, ни на что не похожая, и уж конечно, отнюдь не мифическая богиня. Это явление творческой благодати, воплощенное в пленительно-прекрасный женский облик, в женскую жизнетворящую ипостась. Она знает свою Музу в лицо, узнает ее в любом преображении, даже в самом обманчивом , даже , с годами, искаженном. У нее свой «нрав» - поначалу даже неожиданно веселый. Ее прихода ждет поэтесса, ждет с чистой душой , она для нее нечто высшее:

Когда я ночью жду ее прихода ,

Жизнь кажется висит на волоске,

Что почести, что юность, что свобода

Перед милой гостьей с дудочкой в руке.

«Муза»

– печальней; потом она надолго станет Музой Плача в творчестве годов в поэме «Реквием». Но с царско-сельской юностью для Ахматовой было связано еще более важное, незабываемое, к чему она не рас возвращалась и называла «царско-сельской идиллией» . Очень большую роль сыграл пейзаж Царского Села для написания стихотворений А. Ахматовой. Надолго останется в поэзии и в прозе «идеалистический образ». Образ лебедей на царско-сельских прудах является таковым:

Уже кленовые листы

И окровавлены кусты

…(I,219)

«Царско-сельская идиллия» еще долго будет давать о себе знать в поэзии А. Ахматовой. Так в середине тридцатых годов в стихотворении « Одни глядятся в ласковые взоры…» впервые царско-сельский парк стал у Ахматовой «зловещим парком», в который «черный масленичный вечер» ее влечет «неспешный бег коня».

«Как все живое, она продолжала жить, и ее цветущие побеги тянулись к солнцу, а не во тьму…». Царское Село нашло свой образ и в маленьком цикле всего из двух стихотворений под названием «Царско-сельские строки»:

…Из прошлого, восставши молчаливо

(«Все души милых на высоких звездах»)

… Каждая клумба в парке

«Пятым действием драмы»)

– «осенние» по лирическому пейзажу , оба печально-ностальгические. В них сквозь ностальгическую грусть как будто пробивается вера в приближающееся начало чего–то нового, обещающего, светлого:

…Здесь столько лир повешено на ветки,

Но и моей как будто место есть.

А этот дождик , солнечный и редкий,

Мне утешенье и благая весть.

Царское Село начала 20-х г. г. непосредственно отразилось в одном из черновых набросков воспоминаний Ахматовой об О. Э Мандельштаме: « Царское село» в 20-х г. представляло собой нечто невообразимое. Все заборы были сожжены. Над открытыми люками водопада стояли ржавые кровати из лазаретов первой войны, улицы заросли травой. На воротах недавно великолепного дома графа Стенок - Фемора красовалась огромная вывеска «Случной пункт». В оборванных и странных фигурах я иногда узнавала царскоселовцев. Гостиничный двор был закрыт. В 1925 г. А. Ахматова, тяжело больная, жила в Царском, в пансионе Зайцева.

Стихотворения «Из цикла «Юность»» связано с Царским Селом по двум линиям. Одна из них якобы продолжает эпические мотивы «Русского Трианона»,другая, вероятно одна из поздних отзвуков той – лирическая , давней, но не гумилевской «царско-сельской идиллии»:

Ты неотступен, как совесть,

Свидетелей знаю твоих.

Ахматовой всегда было свойственно острое ощущение некой исторической подпочвы своей судьбы и связанной с этим нравственной ответственности. Судя по обрывочным ее воспоминаниям , Ахматова вовсе не склонна была как-то особо выделять себя среди тогдашних молодых царскоселах. «В Царском Селе она делала все, что полагалось в то время благовоспитанной барышне. Умело сложить по форме руки, сделать реверанс, учтиво и коротко ответить по-французски на вопрос старой дамы …» - пишет А. Ахматова дополняя мемуары закадычной подруги. Но Царское Село диктовало Ахматовой не только стихи. «Проза всегда казалась мне и тайной , и соблазном. Я с самого начала все знала про стихи – я никогда ничего не знала о прозе»,- пишет Ахматова в кратком предисловии к одной из последних книг. Для первого опыта в прозе она выбрала Царское Село – место своего детства, точнее тот дом в котором она жила.

Получилось что-то вроде автобиографического очерка, живого, немногословного. Как и в стихах, в этой фрагментарной прозе сказывается умение самыми простыми словами вылепить выразительную деталь. Перед нами открывается совсем необычная, всем знакомая картина Царского Села , а скорее всего какая-то его обратная сторона схваченная зорко и жестоко, без малейшей поэтизации , но по-своему поэтически. Но наиболее весомую роль в творчестве Ахматовой сыграла поэзия, которая отражала все периоды жизни Ахматовой в Царском Селе. Наибольше воспоминаний о нем было в детстве. Поэтому вся ранняя поэзия Ахматовой переполнена красотой природы, пейзажами царско-сельских парков. Кроме того здесь родились первые чувства поэтессы. Они нашли свое место в таких сборниках, как «Вечер», «Четки», «Белая стая».

Таким образом, через весь творческий путь А. Ахматовой белой полосой прошло Царское Село. Начиная от раннего и заканчивая поздним периодом ее работы Царское Село было как бы талисманом ее , оберегом. Оно внесло темы, без которых не существовало бы общество. Его прекрасная природа отразилась во многих ее стихотворениях. А как можно было писать о любви к родине, не любя своей. Царское Село – это «живая вода», тот кусок жизни и русской истории А. Ахматовой, где она проявила себя наиболее полно.



 
© 2000- NIV