Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Гражданская лирика А. А. Ахматовой

Подкатегория: Ахматова А.А.
Сайт по автору: Ахматова А.А.

Гражданская лирика А. А. Ахматовой

«Я не переставала писать стихи. Для меня в них - связь моя с временем, с новой жизнью моего народа. Когда я писала их, я жила теми ритмами, которые звучали в героической истории моей страны. Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных». Так писала о себе и своем творчестве Анна Андреевна Ахматова. Ни в поэзии, ни в жизни она никогда не отделяла, тем более не противопоставляла себя народу. Испытания, выпавшие на ее долю, продолжавшиеся всю жизнь, выстраданные в трех войнах, омраченные сталинскими репрессиями, вынужденное «поэтическое молчание», длившееся почти 20 лет, - ничто не отвратило ее от своей страны. Мудрость ее, тогда еще молодой женщины, сказалась в том, что она не перенесла свои обиды на власть предержащих, на весь русский народ, на Отечество, а с лихвой вместе с ним прострадала все эти ужасные годы. Сначала Русско-японская война, Гражданская война, Великая Отечественная.

В сложные революционные годы она не проклинала свою Родину, она чувствовала поступь времени и необходимость перемен. Не ее вина, что «светлое» замедлило явиться:

Все расхищено, продано; предано,

Черной смерти мелькало крыло,

Все голодной тоскою изглодано,

Отчего же нам стало светло?

Социально Ахматова принадлежала к тому слою общества, которое в большинстве своем после революции предпочло оставить Родину. Видимо, у нее тоже была такая возможность. Но сделать это она не могла. В этом отношении ее стихотворение «Мне голос был...» становится признанием любви «России, невозможности не только реальной, но и внутренней, психологической готовности к эмиграции:

Мне голос был. Он звал утешно,

Он говорил: «Иди сюда,

Оставь Россию навсегда.

Но оставить Родину для нее было так же неприемлемо, как и слушать эти слова. Поэтому Ахматова отвергает такой исход, считая его скверной:

Но равнодушно и спокойно

Руками я замкнула слух.

Не осквернился скорбный дух.

Гордость причастности к судьбе страны, ее величие, нерасторжимость и осознание своей связи с ней звучат в стихотворении «С самолета»:

На сотни верст, на сотни миль,

На сотни километров

Лежала соль, шумел ковыль,

Чернели рощи кедров.

Как в первый раз я на нее,

Я знала: это все мое -

Душа моя и тело.

Великая Отечественная война как настоящее народное горе вызывает к жизни стихи, которые по силе и напряжению не имеют себе равных:

Мы знаем, что ныне лежит на весах И что совершается ныне, Час мужества пробил на наших часах, И мужество нас не покинет.

единения и слитности:

Не страшно под пулями мертвыми лечь,

Не горько остаться без крова, -

И мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесем,

И внукам дадим, и от плена спасем Навеки!

Пожалуй, это самая страшная клятва, потому что она обращена к будущему и прошлому одн менно:

Пусть боль свою в силу она переплавит,

Мы детям клянемся, клянемся могилам,

Что нас покориться ничто не заставит.

Смерть, посылаемая войной, не щадит никого. Тысячи защитников Ленинграда навсегда оста в памяти потомков. Как заметна перекличка ее стихов со знаменитыми «Сережкой с Малой Бронной и Лешкой с Моховой»:

Впереди была только смерть...

Так советская шла пехота

Прямо в желтые жерла «берт».

Вот о вас и напишут книжки:

«Жизнь свою за други своя».

Внуки, братики, сыновья!

«Памяти друга». Весна как мять, как приветствие новой жизни воспринимается природа:

Когда заря, как зарево, красна,

Вдовою у могилы безымянной

Хлопочет запоздалая весна.

Она с колен подняться не спешит,

Дохнет на почку и траву погладит,

Высочайшая эмоциональная насыщенность, полное растворение собственной судьбы в народной, обезличенность и трагизм особенно характерны для «Реквиема» - потрясающей поэмы о годах сталинского террора:

Нет, и не под чуждым небосводом,

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был.

Уводили тебя на рассвете,

За тобой, как на выносе, шла,

В темной горнице плакали дети,

У божницы свеча оплыла.

О ней это или нет, совершенно неважно. Выстрадано, выплакано: Не забыть!

Буду я, как стрелецкие женки,

Нет, это не я, это кто-то другой страдает.

Я бы так не могла...

Это не была война, это было мирное время. Но его железная поступь рождала мысли: Звезды смерти стояли над нами, И безвинная корчилась Русь Под кровавыми сапогами И под шинами черных марусь. Страшный мороз, долгое стояние в очередях в тюрьму «Кресты», безысходность, отчаяние, непротивление - все чувства были здесь. А тех, кто их испытывал, можно было считать тысячами:

Семнадцать месяцев кричу,

Зову тебя домой,

Кидалась в ноги палачу,

Ты сын и ужас мой.

Все перепуталось навек,

И мне не разобрать

Теперь, кто зверь, кто человек...

всю ночь, не расставаясь с надеждой, у ворот тюрьмы, а затем возвращаться к жизни, в которую уже и не верится:

И упало каменное слово

Ничего, ведь я была готова,

Справлюсь с этим как-нибудь.

У меня сегодня много дела:

Надо память до конца убить,

Надо снова научиться жить.



 
© 2000- NIV