Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Образ маленького человека у Гоголя, Достоевского и Чехова

Образ маленького человека у Гоголя, Достоевского и Чехова

смотритель) и Евгений (Медный всадник) как раз представляют собой мелкое чиновничество того времени. Но у Пушкина не просматривается какая-то определенная линия в изображении психологии маленьких людей, его идея проста мы обязаны их пожалеть и понять. И лишь у Достоевского, Гоголя и Чехова изображение маленького человека приобретает иное звучание и выходит на первый план. Достоевский здесь является последователем Пушкина, углубив его идеи, тогда как изображение маленького человека у Гоголя и Чехова резко отличается от пушкинских традиций.

В произведениях всех трех писателей маленькие люди находятся в одинаковых социальных условиях, имеют примерно одинаковое образование и материальное положение. Почти все они мелкие чиновники, а именно титулярные советники (самый низший чин 14-ступенчатой служебной лестницы). Таким образом, можно предположить, что они будут иметь и практически одинаковую психологию и желания. Однако это неверно. Мы должны рассмотреть, как каждый писатель представляет себе характер и психологию маленького человека в отдельности.

Для сравнения можно использовать таких героев, как Акакий Акакиевич (Шинель Гоголя, Макар Девушкин (Бедные люди Достоевского) и Червяков (Смерть чиновника Чехова).

Как мы уже заметили, Достоевский наследует традиции Пушкина, но его маленький человек это прежде всего личность безусловно более глубокая, чем Самсон Вырин или Евгений. Глубина изображения достигается, во-первых, иными художественными средствами. Бедные люди это роман в письмах. Достоевский не случайно выбирает этот жанр, так как он работает на его главную идею, цель передать и показать точно все внутренние переживания своего героя. Достоевский предлагает нам прочувствовать, пережить все вместе с героем и подводит нас к мысли о том, что маленькие люди не только личности в полном смысле этого слова, но их личностное чувство, их амбициозность намного больше даже, чем у людей с положением в обществе.

ли они себя личностями), заставляет их постоянно самоутверждаться даже в своих собственных глазах. Особенно интересна тема самопожертвования, которую Достоевский начинает в Бедных людях и продолжает в Униженных и оскорбленных. Макар Девушкин считает свою помощь Вареньке некоторой благотворительностью, показывая тем самым, что он не ограниченный бедняк, думающий лишь об изыскании и удержании денег. Он, конечно, не подозревает, что этой помощью движет не желание выделиться, а любовь.

Но это еще раз доказывает нам главную мысль Достоевского маленький человек способен и на высокие и глубокие чувства.

мы можем реально выявить главный спор его с Гоголем. Достоевский считал, что гениальность Гоголя в том, что он целенаправленно отстоял право изображения маленького человека как объекта литературных исследований.

Гоголь изображает своего героя в таком же круге социальных проблем, что и Достоевский. Но небольшие повести Гоголя были написаны несколько раньше, естественно, и выводы были другие, что позволило Достоевскому полемизировать с ним. Акакий Акакиевич производит впечатление не только человека забитого, жалкого, но и вовсе недалекого. Если у Достоевского личность в маленьком человеке, его амбиции, чувство собственного достоинства много больше, чем у людей с положением, то у Гоголя маленький человек целиком ограничен своим социальным статусом, и ограничен им духовно. Вот душевные стремления Акакия Акакиевича жизнь-спокойствие, никаких перемен. Его родные это буквы-фавориты,, его любимая это шинель. Он не заботится о своем внешнем виде, который тоже является отражением чувства собственного достоинства в человеке. Макар Девушкин у Достоевского только и думает о том, как бы окружающие его люди не заподозрили его в том, что он не уважает себя, и это проявляется и внешне: знаменитый чай с сахаром для него способ самоутверждения. Тогда как Акакий Акакиевич отказывает себе не только в сахаре, но и в сапогах.

Но это сравнение несколько туманно, и эта проблема безусловно не является главной. Наиболее важна другая деталь: и Достоевский и Гоголь изображают жизнь своих героев и смерть. Как умирают и от чего умирают и тот и другой? Конечно, Макар Достоевского не умирает, но он переживает духовную смерть в кабинете генерала, иногда он видит себя в зеркало и сам осознает свою ничтожность. Это для него конец. Но когда генерал пожимает ему руку, ему, пьянице, как он себя называет, он возрождается. В нем увидели и признали то, о чем он мечтал. И не сто рублей, подаренные генералом, делают его счастливым, а рукопожатие; этим жестом генерал поднимает его на свой уровень, признает человеком. Итак, для Макара Девуш-кина смерть это утрата человеческого достоинства. Гоголь же говорит как бы о том, что нельзя утратить то, чего нет, задеть то, чего нет. У Акакия Акакиевича, безусловно, есть чувства, но они маленькие и сводятся к радости обладания шинелью. Только одно чувство в нем огромно это страх. В этом, по Гоголю, повинна система социального устройства, и его маленький человек умирает не от унижения и оскорбления (хотя он также унижен), а от страха. Страха от распеканий значительного лица. Для Гоголя оно, это лицо, несет в себе зло системы, тем более что само распекание с его стороны было жестом самоутверждения перед друзьями.

Эти две смерти (одна, правда, духовная, но это, по Достоевскому, еще страшнее) перекликаются с третьей в рассказе Чехова, который так и называется Смерть чиновника. Здесь особенно ярко проявляется Чехов-новатор, и, противопоставляя его Достоевскому и Гоголю, мы видим такую разницу, что можем чуть ли не объединить Акакия Акакиевича и Макара Девушкина. Чехов все ставит с ног на голову, он ищет виноватого не в государстве, а в самом человеке. Такой абсолютно новый подход дает совершенно неожиданные результаты: причины унижения маленького человека он сам. Об этом нам говорят многие детали рассказа. -Во-первых, это рассказ комический по своей ситуации, и высмеивается в нем как раз сам чиновник. Впервые Чехов предлагает посмеяться над маленьким человеком, но не за то, что он беден, нищ, труслив. Смех оборачивается трагедией, когда мы наконец понимаем, какова натура и психология этого чиновника. Чехов говорит нам о том, что истинное наслаждение Червяков (вот и говорящая фамилия) находит в унижении.

В конце рассказа обиженным оказывается сам генерал, а умирающего Червякова нам совсем не жаль. Исследуя психологию своего героя, Чехов открывает новый психологический тип холопа по натуре, существа по душе и духовным потребностям пресмыкающегося. Это и есть, по Чехову, настоящее зло, а не значительное лицо Гоголя или наглый военный, спускающий Макара с лестницы у Достоевского. Да и смерть Чер-вякова у Чехова не дана как трагедия у Достоевского и печальнейший исход у Гоголя. Это смерть не человека, а прямо-таки какого-то червяка. Червяков умирает не от страха и не от того, что его могли бы заподозрить в нежелании пресмыкаться (генерал уже простил его), а от того, что его лишили этой сладости пресмыкания, как будто лишили любимого дела. Это его духовная потребность, его смысл жизни. Все три героя переживают смерть тогда, когда лишаются смысла жизни: у Гоголя лишение надежды на осуществление мечты, у Достоевского потеря человеческого достоинства, а у Чехова лишение сладости пресмыкательства.

Все три писателя по-разному относятся к своим героям, они имеют разную авторскую позицию, приемы и способы выражения, которые мы попытались разобрать выше.

господ, мазохисты садистов и унижателей. И хотя эти три направления очень разнятся между собой, они в сущности лишь страницы одной большой темы в литературе изображение маленького человека. Прекрасными мастерами этого изображения и явились Гоголь, Достоевский и Чехов.



 
© 2000- NIV