Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Проблемы отечественной истории в произведениях А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя

«Истории государства Российского» Карамзина, Пушкин писал: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие». Интерес к отечественной истории проявился в первой половине ХIX века очень явственно и нашел художественное отражение в творчестве Рылеева, Пушкина, Лермонтова, Гоголя. Особенно обострился этот интерес в тридцатые годы, чему были и объективные, и субъективные причины. Среди этих причин первостепенное значение имеет та общественная обстановка, которая сложилась в России после поражения декабризма. Заторможенность общественной мысли, отсутствие живого и деятельного начала, а вместе с тем острая потребность в героическом идеале, поиск истинного героя всё это побуждало великих художников обращаться мыслью в историческое прошлое. Бегство от современности и противопоставление прошлого настоящему было одним из самых ярких признаков романтизма как художественной системы, и исторические мотивы не случайно становятся столь заметными именно в литературе тридцатых годов.

«Капитанская дочка» Пушкина, «Песня про купца Калашникова» Лермонтова, «Тарас Бульба» Гоголя, при всей непохожести этих произведений, созданы на одной и той же почве страстного интереса к истории отечества. У Пушкина и Лермонтова рядом с вымышленными героями действуют реальные исторические лица: Пугачев и царь Иван Васильевич, у Гоголя все персонажи вымышлены, но это незначительное отличие не мешает глубокому внутреннему родству всех трех произведений. Роднит их точное чувство той исторической эпохи, которая стала предметом художественного исследования, будь то екатерининская эпоха и восстание Пугачева, эпоха Ивана Грозного или время становления украинской нации и возвышения Запорожской Сечи. Роднит произведения великих писателей и то, что в центре их повествования стоит могучий характер, героическая фигура, изучая которую авторы получают возможность утверждения положительного идеала, резко противопоставленного человеку эпохи николаевского безвременья.

глубоко в суть его характера и понять те несовместимости, из которых состоит его личность. При этом, как тонко заметила Марина Цветаева, в отличие от «Истории пугачевского бунта» в «Капитанской дочке» Пушкин отказывается от воспроизведения наиболее жестоких в кровавых сцен, о которых он же, Пушкин, с честностью историка писал в своем научном исследовании, ибо «художественное про изведение такого не терпит, оно такое отвергает». Конечно, в повести есть и сцена казни, и пугающие своим буйством сподвижники Пугачева, но всё-таки главная тональность в изображении вождя народного восстания - сочувствие, сострадание. Пугачев увиден глазами молодого Гринева, и это определяет стилистику произведения, если и не стилизованную под речевые особенности ХХI века, то все же сохраняющую многие приметы конкретного исторического времени.

был бы виден автор, человек другого века, других понятий и нравов. По примеру старинных эпических поэтов он не только повествует, но и воспевает «доблести» героев, превознося силу их духа и их кулака. При этом, в отличие от Пушкина, Гоголь включает в свой рассказ жестокие сцены, от которых «трава поникла бы от жалости долу». Но автор при этом не скорбит, не томится жалостью и состраданием, а лишь рисует, как красиво поднимались из огня белоснежные руки паненок и как ловко казаки подхватывали копьями младенцев. Но ведь сам Гоголь был великим гуманистом и не мог не сострадать гибели невинных женщин и детей. Секрет в том, что он, автор, как бы отодвинут в сторону, а его функции выполняет рассказчик былинного типа, чем и объясняется буквальное введение в текст цитаты из «Слова о полку Игореве («трава поникла бы от жалости долу»)

«Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова». Ритмическая структура поэмы, стилизованной под песни гусляров, удивительно колоритно передает историческое начало авторского замысла. Выбрав предметом художественного исследования одну из самых мрачных эпох русской истории, Лермонтов сосредоточил свое внимание не на злодействах грозного паря, а на драматической ситуации, развивающейся помимо Ивана Грозного. Три могучих характера столкнулись в поэме Лермонтова, и каждый из них несет огромную психологическую нагрузку. Картины жизни разных слоев русского общества написаны с такой точностью и достоверностью, что кажется, будто автор действительно наблюдал происходящее собственными глазами.

а Лермонтова - нравственно-исторический. Пугачев - великий характер, человек, готовый пожертвовать жизнью за свободу, одержимый идеей борьбы и все-таки обреченный на гибель. Тарас Бульба - тоже истинный герой, человек идеи, православный христианин, готовый положить голову за веру. Степан Парамонович Калашников - человек высоко развитого чувства чести я долга, выходящий на бой с любимым царским опричником, не страшась неминуемой царской кары. Разные стимулы движут этими героями, но роднит их бесстрашие и благо родство, которое проявляет и Пугачев по отношению к Гриневу и Марье Мироновой, и Тарас, верный своим товарищам, и Калашников, вступающийся за честь жены.

«Век наш, - утверждал Белинский, - по преимуществу исторический век. Историческое созерцание могущественно и неотразимо проникло собою все сферы современного сознания. История сделалась теперь как бы общим основанием всякого живого сознания, без нее невозможно постижение ни искусства, ни философии Историческим созерцанием, философией истории проникнуты и многие другие произведения великих русских художников пушкинской и послепушкинской эпохи: «Борис Годунов» и «Полтава» Пушкина, «Боярин Орша» Лермонтова, «Взгляд на составление Малороссия» Гоголя, «Иван Сусанин» Глинки, и во всех этих произведениях лицо Истории оказывается лицом истинного героя, действующего в ней и ее созидающего. Вслед за Пушкиным величайшие его современники и последователи могли бы сказать: «История народа принадлежит поэту».



 
© 2000- NIV