Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Григорий Печорин: индивидуализм натуры и противоречивость характера (По роману М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»)

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.
Текст призведения: Герой нашего времени

«Герой нашего времени»)

1. Неразгаданное назначение Печорина.

2. Деятельная душа Печорина, приводящая к скуке.

3. Индивидуализм героя романа.

4. Атеистическая беспросветность.

5. Вечные ценности человечества.

Господствующим типом Николаевской эпохи был тот тип человеческой личности, который известен в истории русской общественной мысли под горьким названием лишнего человека.

Григорий Александрович Печорин, с которым познакомилось русское общество в 1839-1840-х годах, всецело принадлежит именно к этому типу.

«Зачем я жил? Для какой цели я родился?.. А верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные... Но я не угадал этого назначения».

Печорин - офицер, он служит, но он не выслуживается. Печорин не предается мистицизму, не занимается музыкой, не изучает философию или военное искусство. У него деятельная душа, а он предпочитает подставлять лоб чеченским пулям, он ищет забвения в любви, в рискованных приключениях, в «перемене мест». Но все это лишь поиск какого-то выхода, лишь попытка как-то «рассеяться», забыть об угнетающей его «огромной пустоте». Его преследует скука и сознание того, что жить так вряд ли «стоит труда». Он горько иронизирует над самим собой: «... а все живешь - из любопытства: ожидаешь чего-то нового. Смешно и досадно!» На всем протяжении романа Печорин обнаруживает себя перед нами человеком, привыкшим смотреть «на страдания и радости других только в отношении к себе», как на «пищу» поддерживающую его «душевные силы»492 Именно так ищет он забвения от преследующей его «скуки». Он идет по жизни, ничем не жертвуя для других, даже для тех, кого он любит: он любит лишь для себя, для собственного удовольствия.

Печорин - истинный представитель своего времени, времени поисков и сомнений, напряженной, лихорадочной работы мысли, все подвергающей разъяснению, анализу. Печорин находится в постоянном раздвоении духа, тяжкая печать рефлексии, постоянного самоанализа лежит на каждом его шаге, каждом слове. «Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его...» - говорит он о себе сам.

И индивидуалистическая природа его поступков отнюдь не секрет для него. Она вполне им осознанна, как своего рода жизненная программа, философия жизни, основанная на определенных мировоззренческих принципах. Печорин пытается решить вопрос о том, из чего исходить человеку при определении основных критериев и ценностей человеческой жизни: из веры в заранее предопределенное и провозглашенное божественной волей назначение человека или из того, что человек сам создает мир своих представлений. Таков смысл проблемы, которая заключена в раздумьях Печорина о людях «премудрых». Он сознает в себе, как в человеке, единственного творца своей судьбы и потому-то дорожит своей свободой, как высшей ценностью.

«людей премудрых» и их «потомков». Способность к добру, служению общему благу есть только там, где есть убежденность в истинности, коечной оправданности этого служения. Раньше «людям премудрым» эту убежденность давала именно вера в то, «что целое небо с своими бесчисленными жителями на них смотрит с участием», что «жертвы для блага человечества» освящены конечной целью жизни - блаженством человеческой души в загробном мире, рае. Печоринские размышления ставят его на путь атеизма.

Что же остается человеку, лишенному веры в реальность и истинность высоких общественных идеалов, не сумевшему найти их реального обоснования? Остается, на мой взгляд, только собственное «Я».

Единственной реальностью Печорина остается для него именно принцип «смотреть на страдания и радости других только в отношении к себе», как на «пищу», поддерживающую душевные силы.

Печорина - словно насмешка судьбы. Ведь счастье - это не насыщенная гордость, и быть причиною страданий или радости другого - иллюзорное удовольствие, если ты не имеешь на это никакого «положительного права». Печорин только брал - нежность, любовь, дружбу, - но ничего не отдавал взамен.

Печорину не суждено было понять внутренний голос человеческой природы и пойти за ним туда, где он мог бы обрести истину человеческого существования. Сын своего времени Печорин остался в своем роковом заблуждении.

Историей своей души он рассказал нам, читателям, о том, что путь эгоизма противоречит всей природе человека, всем естественным потребностям его сердца. Он еще раз убедил нас в том, что подлинные и высшие радости, подлинную полноту жизни человеческая душа начинает обретать лишь тогда, когда ценится добро, благородство, справедливость, гуманность. Печорин не постиг этой истины, но он ее искал. А всякая жизнь, бывшая поиском этой истины, навсегда входит в духовный опыт человечества.



 
© 2000- NIV