Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Многоцветный стиль «Героя нашего времени»

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.
Текст призведения: Герой нашего времени

Многоцветный стиль «Героя нашего времени»

«Тамань»). Это два структурно-художественных полюса романа. Образ Максима Максимыча - этап в постижении русской литературой характеров, близких к народному. По Белинскому, это «тип чисто русский», у него «чудесная душа, золотое сердце». Но критик обращал внимание и на другую сторону его характера - ограниченность его кругозора, инертность, патриархальность воззрений. В отличие от Печорина, Максим Максимыч почти полностью лишен личностного самосознания, критического отношения к действительности, он приемлет ее такой, как она есть, не рассуждая, выполняет свой «долг». Характер Максима Максимыча не так гармоничен и целен, как кажется на первый взгляд.

С одной стороны, он воплощение лучших национальных качеств народа, а с другой - его исторической ограниченности на известном этапе развития, силы косных традиций, служивших опорой для деспотической власти. Символичны превращения Максима Максимыча, который инстинктом человека, близкого к народу, «понимает все человеческое» (Белинский), в представителя иерархического уклада: «Извините! я не Максим Максимыч: я штабс-капитан». Многое связывает в романе Печорина и Максима Максимыча, каждый по-своему ценит другого, в то же время они антиподы. Сознание «неслиянности и нераздельности» (А. Блок) Лермонтовым правд Печорина и Максима Максимыча - своеобразное отражение отношений передовой дворянской интеллигенции и народа в самодержавно-крепостнической России, их единства и разобщенности.

Начиная со II половины XIX в. за Печориным упрочилось определение «лишнего человека». При всей близости к Онегину Печорин как герой своего времени знаменует новый этап в развитии русского общества. Если в Онегине отражен мучительный, во многом полустихийный процесс превращения аристократа, светского денди в личность, то в Печорине запечатлена трагедия уже сложившейся развитой личности, обреченной жить в «стране рабов, стране господ». В Печорине как в художественном типе запечатлен акт огромной исторической важности - начала интенсивного развития общественного и личностного самосознания в России 30-х годов.

среды и в этом смысле представляет собою твердо очерченный социальный тип. Но как целостная развивающаяся личность с ее внесословной ценностью он выходит за пределы как социального типа, ибо человек как личность «не воспроизводит себя в какой-либо одной только определенности, а производит себя во всей своей целостности, он не стремится оставаться чем-то окончательно установившимся, а находится в абсолютном движении становления».

«текучего», непредсказуемого в своем поведении и окончательной судьбе, пока смерть не поставит в его развитии последнюю точку, было тем новым, что вносил Лермонтов в художественное постижение человека. Образ Печорина - это и социально детерминированный тип, и незавершенное человеческое сознание, твердо очерченный характер и бесконечно развивающийся человеческий дух.

таких персонажей, как горцы, контрабандисты, Вулич, Вера. Ощутимый в сюжетно-композиционной структуре романа, этот синтез получает свое отражение и в языковой ткани, и стилистике романа. Язык и стиль романа Лермонтова органически впитали в себя достижения зрелого романтизма и набиравшего силу реализма 30-х годов. На этом пути Лермонтов сумел обогатить лаже пушкинский непревзойденный язык. Точность, простоту его прозы он соединил с живописностью, эмоциональной насыщенностью лучших образцов романтизма. «В языке Лермонтова реалистически уравновешиваются элементы стиховой романтики и бытового протоколизма» (В. Виноградов).

Переплетение стилей в «Герое нашего времени» в значительной мере обусловлено и его сложной повествовательной структурой. В ней диалогически взаимодополняют друг друга голоса и стили офицера-повествователя, Максима Максимыча, I [ечорина как основных «рассказчиков» в романе. Формально собственно авторская речь представлена только в предисловии к роману. Фактически же она вырастает из стилевого «контрапункта» всех голосов романа.

«Героя нашего времени» отличается интеллектуальностью общего тона, изобилует философскими раздумьями и умозаключениями, парадоксами и афоризмами. Глубокое и тонкое чувство природы героем и автором проявляется в живописно-эмоциональных пейзажных зарисовках. В передаче действия стиль лермонтовского романа стремителен и лаконичен, необходимость же углубленного раскрытия сложных душевных состояний влечет за собой появление разветвленных фраз-периодов. Необычайная уравновешенность и гармоничность стиля «Героя нашего времени», сочетание в нем простоты и сложности, прозы и поэзии, разговорной живописи и литературной правильности дали в совокупности тот неповторимый, не тускнеющий от времени стиль, о котором проникновенно сказал Гоголь: «Никто не писал у нас такой правильной, такой прекрасной, такой благоуханной прозой».



 
© 2000- NIV