Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Что можно сказать о состоянии и чувствах Печорина во время дуэли

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.
Текст призведения: Герой нашего времени

В 30-е годы - время действия романа - дуэли, официально хотя и запрещенные, не были необычным явлением. Дважды был участником дуэли Лермонтов, погиб от руки Дантеса Пушкин, секундантом на поединке был Грибоедов и т. п. Поражение противника на дуэли не считалось уголовным преступлением, и хотя победившего судили - суд этот не был судом над убийцей. Следовательно, поединок Печорина и Грушнинкого надо рассматривать с точки зрения отношения к дуэли в то время. Имел ли Печорин моральное право на выстрел? Да, безусловно. До самого решительного момента он оставлял противнику возможность мирного исхода, и только после слов Грушнинкого: «Нам на земле вдвоем нет места»,- выстрелил в него. Конечно, более великодушным был бы выстрел в воздух или намеренно легкое ранение противника, но Печорин поступил иначе. Почему? Прямого ответа на такой вопрос дать нельзя. Можно только предположить, что Печорин не мог сохранить совершенного хладнокровия и самообладания во время выстрела, так как сам до этого только что пережил ожидание возможной смерти, что им владели и гнев, и волнение.

если внимательно прочтут слова Печорина о его состоянии после дуэли и обратят внимание на характер пейзажа, нарисованного героем. Помогут разобраться в психологическом состоянии Печорина и вышеназванные иллюстрации. Вот рисунок М. Врубеля «После дуэли». Мы видим на нем Печорина, Вернера и драгунского капитана. Печорин стоит полуобернувшись, правая рука его, только что выронившая пистолет, устало вытянута вдоль тела, левой рукой он судорожно придерживает саблю. В позе его ощущаются усталость и расслабленность после только что пережитого напряжения, а в выражении лина - понимание непоправимости случившегося, какое-то недоумение и печальное сознание, что он опять оказался «орудием казни».

«Окончена комедия!» И в то же время в нем чувствуются какие-то скрытые силы, способность перенести осуждение людей и остаться самим собой; он не уйдет с дуэли сломленным, хотя ему и очень тяжело. Вернер и драгунский капитан, отвернувшись от Печорина, смотрят на место, где только что стоял Грушницкий. Их раздумья нелегки, им, кажется, еще тяжелее, чем Печорину: они отвернулись от него, головы их опущены. Вернер изображен Врубелем не точно в соответствии с текстом романа. Он очень высок, а Печорин пишет, что, он «мал ростом», на нем черные сюртук и цилиндр, в то время как в день дуэли доктор был одет в «серые рейтузы, архалук», а на голове его была «черкесская шапка». Но Врубель не стремится к точности деталей, интересуясь больше психологическим состоянием участников дуэли и особенно Печорина.



 
© 2000- NIV