Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Отношение Лермонтова к образу Печорина

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.
Текст призведения: Герой нашего времени

Отношение Лермонтова к образу Печорина

Любой значительный литературный тип появляется не случайно: создавая типический характер, автор отражает в нем закономерности жизни и эпохи и стремится воздействовать в определенном направлении на жизнь. В предисловии к роману Лермонтов отказывается быть «исправителем людских пороков» и только указывает «болезнь» - гибель лучших людей в обстановке реакции, утрату ими цели жизни, интереса к ней, мучительную раздвоенность их. Но указывая «болезнь», Лермонтов, в конечном итоге, отражал стремление самой передовой части русского общества избавиться от нее и заставлял задуматься над способами и средствами ее «излечения». В романе «Герой нашего времени» нет ни одного прямого политического высказывания, есть только намеки на внешние обстоятельства, подавившие честолюбие Печорина. Но показ в образе главного героя презрения к действительности, тоски по иной жизни, жажды действия делали роман революционно направленным.

подлинного героя-борца, свободного от индивидуалистических пороков Печорина, но включающего в себя лучшие положительные качества. Революционизирующее значение образа Печорина превосходно уловил один из первых «критиков» романа - царь Николай I. Он завидел в Печорине «преувеличенное изображение презренного характера» и опасался, что последствием чтения романа явится «презрение или ненависть к человечеству» («ненависть к человечеству» следует понимать как ненависть к русской действительности). Называя Печорина «жалкой и мало привлекательной личностью», царь все же вынужден был признать какие-то «кажущиеся наилучшие поступки», хотя и с оговоркой, что они проистекают из отвратительных побуждений.

Резкую опенку образу Печорина дали и многие реакционные журналисты: Сенковский, Бурачек, Полевой и др. Они объявляли характер Печорина преувеличенным, неприемлемым с моральной точки зрения, не отражающим никаких существенных сторон русской жизни. Смысл всех их высказываний сводился к тому, чтобы отвести самую мысль о типичности Печорина для того времени. Оценка образа героя реакционными журналистами и царем очень показательна. На общем сером фоне николаевской России Печорин был слишком беспокойной фигурой. Он был непохож на тех людей, какие были желательными в России Бенкендорфа и голубых мундиров,- на людей, смирившихся, не рассуждающих, во всем согласных с официальной политикой.

То, что делало Печорина неприемлемым в лагере врагов Лермонтова, определяло положительное отношение к нему Белинского - представителя наиболее демократического крыла русского общества. Нужно помочь ученикам правильно понять смысл статьи критика. Статья Белинского (в отрывках) прочитывается школьниками дома; вопросы учителя помогают остановиться на основных положениях ее. После беседы в классе делаются выводы, почему Белинский так высоко оценил созданный Лермонтовым образ, в чем он видел сходство и отличие Печорина и Онегина и как понимать его слова, что хотя Печорин и является «совершенным призраком в настоящем», можно думать о возможности для него «чего-то действительного в будущем» (Белинский надеется на перемену общественных условий, которая повлечет и изменение в судьбе незаурядных людей).

Если в конце 30-х - начале 40-х годов образ Печорина заставил немало людей задуматься над жизнью и над необходимостью ее изменения, то уже с середины 40-х годов, в связи с несколько изменившимися общественными условиями, печоринская неудовлетворенность, трагизм его существования перестали побуждать людей к деятельности и будить их революционное сознание. В новых условиях Печорин должен был возродиться и превратиться в деятеля,. Однако продолжатели и подражатели Печорина, каких немало появилось и в жизни, и в литературе, повторяли лишь отрицательные черты печоринского типа и, помещенные в другие исторические условия, оказывались лишь смешными и жалкими, но не трагичными, как лермонтовский герой., В новых исторических условиях нельзя было останавливаться на печоринском отрицании, и в 60-70-е годы Печорин как тип «побледнел» и обратился в «каменную статую», - так писал И. А. Гончаров в статье «Мильон терзаний».

«Истории моего современника» (слова эти вложены в уста учителя словесности): «С Печориными..., дело давно покончено. Из литературной гвардии они разжалованы в инвалидную команду, и теперь разве гарнизонные офицеры прельщают уездных барышень печоринским «разочарованием».

Нужно и можно было действовать, и в литературу, как и в жизнь, пришли новые герои своего времени: Инсаровы, Базаровы, Рахметовы. И все-таки в каждую новую эпоху люди возвращались к созданному Лермонтовым образу, находя в нем что-то близкое своему времени или лучше понимая его отличие от современников. Для доказательства этой мысли полезно в заключение работы над образом Печорина показать, как по-разному поняли и представили его два художника, иллюстрировавшие роман Лермонтова: известный художник М. Врубель и советский график Д. Шмаринов.

что оставил, Врубелевский Печорин очень молод и полон сил.

но в то же время его нельзя назвать отсутствующим, он сосредоточен на какой-то скорбной мысли., Печорин смотрит не в пустоту, а как будто заглядывает в собственную душу, спрашивая себя: «Для какой цели я родился?» Трагическая безысходность героя времени передана Врубелем с глубоким, проникновением в сущность лермонтовского образа. Смотря на врубелевского Печорина, читатель не может негодовать на него или строго его судить: этот поступающий порой жестоко человек сам слишком глубоко страдает для того, чтобы его можно было назвать эгоистом.

молодым. Он старше врубелевского и даже старше лермонтовского. На правой щеке у него обозначилась глубокая складка-морщина. Во взгляде нет острого страдания и тоски, как на рисунке Врубеля, а передана безысходность, опустошенность героя, сознание бесцельности и бессмысленности жизни. Печорин уже ничего от нее не ждет. Он пробегает в памяти прошедшее, но так и не знает, зачем он жил. Если врубелевский Печорин трагичен и в то же время полон сил, кажется еще способным осуществить свое «высокое назначение», то Печорин Шмаринова уже растерял силы необъятные и, глядя на него, веришь, что он может прийти к желанию умереть.



 
© 2000- NIV