Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Идея и идейный человек в произведениях А. П. Чехова. («Ионыч», «Крыжовник», «Скрипка Ротшильда»), вариант 2

Подкатегория: Чехов А.П.
Сайт по автору: Чехов А.П.
Тексты призведений: Ионыч, Крыжовник,
Скрипка Ротшильда

«Ионыч»

«либо нужна, либо прекрасна», но у самого Чехова было иное представление о существенном и незначительном, о необходимом и лишнем, другое понятие о норме и идеале, нужное и прекрасное в его произведениях существуют вместе. Маяковский говорил: «Чехов первый понял, что писатель только выгибает искусную вазу, а влито в нее вино или помои - безразлично». И еще: «Не идея рождает слово, а слово рождает идею. И у Чехова вы не найдете ни одного легкомысленного рассказа, появление которого оправдывается только «нужной» идеей».

«Крыжовник», «Ионыч», «Скрипка Ротшильда» писатель дает жизненные примеры фанатизма и навязчивой идеи. А. П. Чехов очень тонко и мудро заметил то, как человек живет когда у него нет идеи, нет цели и стремлений в жизни, и то, что с человеком происходит когда он лишается идеи или когда его «цель» достигнута и «мечта» совершилась. «Как мы живем тут? Да никак. Старимся, полнеем, опускаемся. День да ночь - сутки прочь, жизнь проходит тускло, без впечатлений, без мыслей...» Но, как пишет автор в «Крыжовнике»: «Уж коли задался человек идеей, то ничего тут не поделаешь».

«Ионыч»

«Ионыч» - это драма крушения идей слабого человека, позволившего обывательщине взять над собой верх, здесь Чехов ярко показал убийственную опасность примирения с господствующими нравами.

Петровича Туркина, главы «самой образованной и талантливой семьи», и сделал ей предложение. Но радужное настроение Старцева длилось недолго, вскоре ему открывается истинное лицо городской жизни - обывательщина, с которой он не хочет мириться. Его раздражают глупые и несправедливые разговоры, он хочет защитить себя от окружающей пошлости. Но его пассивная оборона привела к противоположному результату. Вначале Ионыч даже говорит о прогрессе, о свободе, о значении труда, но со временем - замолкает и сам того не желая превращается в обывателя, еще более отталкивающего, чем те с которыми он призывал бороться. Парадоксальность этой повести в том, что беспощадный приговор, который Ионыч мысленно произносит Туркиным, а в их лице и всему городу, оборачивается приговором самому себе

«Крыжовник»

«Крыжовнике» Чехов дает понять к чему может привести одержимость идеей, показывает, как может обмануться человек в достижении истинного, как ему кажется, человеческого счастья.

- чиновник решает купить себе небольшую усадьбу на берегу реки. Так, ограниченный своей навязчивой идеей, он «жил скупо: недоедал, недопивал, одевался бог знает как, словно нищий и все копил и клал в банк. Страшно жадничал...» И все это ради какого-то мнимого счастья! Потом этот герой женился все с той же целью выгоды, женился без какого бы то ни было чувства, а только из-за денег. И как можно уже догадаться, женившись, он идеи своей не оставил и образа жизни своего не изменил. Жена в этом отношении на него не повлияла. «Он и с ней тоже жил скупо, держал впроголодь, а деньги ее положил в банк на свое имя». Осуществлению своего желания Николай Иванович посвятил жизнь и, добившись своего ценой неслыханных жертв и сделок с совестью, он, в конце концов, приобрел имение, посадил вожделенный крыжовник, зажил помещиком. Но его путь к осуществлению цели превратился в скольжение по наклонной плоскости. Стремление главного героя к счастью превращается в фанатизм. Но что такое фанатизм - это тоже идея, которая полностью занимает все мысли и чувства своей жертвы, которая ни о чем уже не может думать, кроме этой идеи.

«Скрипка Ротшильда»

«Скрипка Ротшильда» имел свою навязчивую идею видеть во всем убытки: «Например, в воскресенья и праздники грешно было работать, понедельник - тяжелый день, и, таким образом, в году набиралось около двухсот дней, когда по неволе приходилось сидеть сложа руки. А ведь это какой убыток!». То есть он возможные, но не полученные доходы причислял к убыткам. Он так привык к своей ограниченной жизни наполненной лишь накопительством и подсчетом убытков, что даже не замечал свою жену, с которой прожил более пятидесяти лет. Бронза не видел ничего вокруг, кроме того, что сулило ему прибыль. Он не помнил своей жизни, не помнил своей жены и событий происходивших в их жизни, не помнил о том, что у них когда-то была дочка... Все в его жизни затмила собой навязчивая идея. Он даже в самой жизни видел убыток. «... от смерти будет только одна польза: не надо ни есть, ни пить, ни платить податей, ни обижать людей, а так как человек лежит в могилке не один год, а сотни, тысячи лет, то, если сосчитать, польза окажется громадная. От жизни человеку - убыток, а от смерти - польза».

«Крыжовнике» - неудержимое стремление человека к своей мечте, к своему счастью, к своей идее. Здесь низменные инстинкты перемешиваются с высокими чувствами, пусть даже эти «высокие чувства» направлены на материальные блага... Но вот, что интересно: А. П. Чехов гениально проследил и подчеркнул - не только в «Крыжовнике» и «Ионыче», но и в других - обратную строну счастья - то чем это счастье может стать, когда цель оказывается достигнутой. Человек, достигший своего счастья, завершивший свою идею, - опускается, или в лучшем (для него) случае умирает, так как стремиться ему больше некуда, да и не к чему. Так, Николай Иванович в «Крыжовнике», получив от жизни все, о чем мечтал, «постарел, располнел, обрюзг; щеки, нос и губы тянутся вперед, того и гляди, хрюкнет в одеяло». Также и Старцев в рассказе «Ионыч» «пополнел, ожирел, тяжело дышит и уже ходит, откинув назад голову» ... Зато Яков Бронза, у которого всю жизнь не было ни какой цели, кроме максимальной экономии и подсчета убытков, под конец своей жизни начал задумываться о прожитом. Для него наступила переоценка ценностей, он вспоминал прошедшую жизнь и «подсчитывал убытки», он ко всем жизненным вопросам подходил с позиции подсчета убытков. Он увидел, что за своей скупостью не разглядел жизни, что пропустил всю жизнь мимо себя: «жизнь прошла без пользы, без всякого удовольствия, пропала зря, ни за понюшку табаку; впереди уже ничего не осталось, а посмотреть назад - там ничего, кроме убытков, и таких страшных, что даже озноб берет». И сейчас, переосмысливая свою жизнь, он приходит к мысли, о «невыгодности» плохих отношений, о невыгодности ссор и взаимных обид: «Зачем вообще люди мешают жить друг другу? Ведь от этого какие убытки! Какие страшные убытки! Если бы не было ненависти и злобы, люди имели бы друг от друга громадную пользу».



 
© 2000- NIV