Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Приемы раскрытия постепенной духовной деградации Старцева

Подкатегория: Чехов А.П.
Сайт по автору: Чехов А.П.
Текст призведения: Ионыч

«Ионыч»)

его возрасте и условиях жизни, так в человеке можно увидеть его прошлое.

Доктор Старцев трудолюбив, умен, полон надежд. Значит, в прошлом он много думал, работал, общался с умными и добрыми людьми, окончил курс какого-то высшего учебного заведения, где витало множество мыслей и идей. Начало его работы земским доктором многообещающе: он увлечен своим делом, трудится много и охотно, он здоров душевно и физически, он счастлив сознанием этого здоровья. Но ведь он молод. И эта энергия - плод юности. Кто из людей не был счастлив в юности хоть миг, кто не смеялся, засыпая! Это не заслуга и не достоинство - это закономерность. Новый возраст - всегда переоценка ценностей. К сожалению, лишь немногим дано с уходом юности сохранить ее дары. И самый бесценный из них - интерес к жизни. И вот те люди, которые способны жить до конца дней своих полнокровно, делятся, по-моему, на две категории. Одни - те, в ком зажжен некий негасимый факел. Они в любых условиях - в обществе ли, в одиночестве - всегда будут неуклонно стремиться к чему-то, искать чего-то.

запаса. И поэтому ищет поддержки. Чехов тонко показывает неосознанность этого влечения. Старцеву «как-то само собой пришло... на память приглашение Ивана Петровича». Позже он сочтет глупостью предложение Котика посетить ночью кладбище, безоговорочно решит не идти. А вечером он «вдруг взял и поехал на кладбище». Эта видимая внезапность подготовлена внутренне. Посещение кладбища - последний порыв Старцева к другому человеку, последняя вспышка его души. Если бы Котик пришла, резерв Старцева был бы на время пополнен, но ее нет - «опустили занавес », погас огонь, «вдруг все потемнело кругом». Одна фраза объясняет весь мгновенный переворот в душе Старцева. Он еще долго будет жить, но здесь, у ворот кладбища, - начало агонии.

А на другой день Старцев по инерции едет делать предложение, видит тех же Туркиных, слышит то же «прощайте, пожалуйста», но он сам уже не тот - и в спектакле произошла перемена декораций («Когда изменяемся мы - изменяется мир»). Доктор Чехов знает, что любая болезнь поддается лечению в начальной стадии, иначе можно опоздать. Поэтому он так тщательно описывает все, что усугубляет болезнь: и неизменную тупость Туркиных (одна «инородность» фамилии чего стоит), и театральный отказ Екатерины Ивановны.

Диагноз: «У Старцева перестало беспокойно биться сердце». Это - следующая стадия омертвения души. Чехов избрал для своего героя самую мучительную смерть - постепенную, медленную и неотвратимую. Вот приезжает Котик. Казалось бы, спасение возможно. Но слишком поздно, болезнь прогрессирует, и медицина уже бессильна. Что может быть ужаснее участи больного, который знает, что он обречен? А Старцев знает: «Как мы поживаем тут? Да никак», - говорит он Котику. Правда, Котик на мгновение оживляет его. «Он вспомнил все, что было. В душе затеплился огонек». Но это - «выздоровление» чахоточного больного перед смертью. Тут же он вспомнил про симптомы болезни - «про бумажки, которые он по вечерам вынимал из карманов с таким удовольствием, и огонек в душе погас».

Отныне Старцев утратит последние капли жизни - не только память о прошедшем, но даже свое имя и фамилию. Теперь у него лишь безликое отчество, соответствующее его образу жизни, заменяющее и. о. - Ионыч. Он одинок. Живется ему скучно, ничто его не интересует. Эволюция окончена. И Чехов просто подводит черту: «Вот и все, что можно сказать про него». И будто вслед Старцеву несется комический трагизм последнего «Прощайте, пожалуйста». И только в конце раскрывается подтекст говорящих фамилий. Старцевы и туркины - вот основная масса населения. Других фамилий в рассказе нет, как не было других людей во множестве городов и городков России конца прошлого столетия.



 
© 2000- NIV