Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Формы выражения конфликта в пьесе «Вишневый сад»

Подкатегория: Чехов А.П.
Сайт по автору: Чехов А.П.
Текст призведения: Вишневый сад

Формы выражения конфликта в пьесе «Вишневый сад»

Развитие действия в чеховских пьесах отличается естественностью, максимальной приближенностью к той сложной, противоречивой действительности, которую драматург отражает свободно и непринужденно. Преодолевая стандартные сюжетные шаблоны, обязательность, например, эффектных концовок, резких контрастов, он строит свои пьесы в соответствии с новаторскими художественными принципами. Отсутствие внешнего напряженного конфликта, открытой борьбы дает возможность Чехову усилить психологическую характеристику персонажей. Сам конфликт приобретает характер напряженно психологический и, как следствие, нередко трагический. К героям своим Чехов относится с позиций высокой требовательности. Он поднимает проблему личной ответственности каждого человека и за свою жизнь, и за взаимную отчужденность, и за старого Фирса, брошенного всеми, и за гибель вишневого сада, за судьбу культуры.

Действующие лица пьесы не слышат, не ощущают, не осознают грозной опасности бездуховности, которая надвигается, уже явственно окружает их со всех сторон. Вот Гаев с половым в трактире о декадентах беседует, Лопахин, неизвестно над кем издеваясь (скорее всего, что над собою же), коверкает имя шекспировской героини («Офелия!»), Епиходов, прямо пародируя Гамлета, размышляет: «Жить мне али застрелиться...» А тут еще Дашенька, дочь Симеонова-Пищика, утверждает, что «величайший... знаменитейший» философ Ницше говорит, будто фальшивые бумажки делать можно. И пропойца-прохожий цитирует стихи, и не простые стихи, а с тенденцией - из Надсона, Некрасова... Грозная опасность нависла не только над вишневым садом - над человеческой культурой. И это волнует А. П. Чехова.

Лучшие герои Чехова-люди душевно тонкие и деликатные, они живут глубокой и сложной внутренней жизнью, они - носители подлинных традиций высокой культуры. Так ли обстоит дело в последней чеховской пьесе? Чтобы иметь более полное представление о «Вишневом саде», следует остановиться на образах слуг. Ведь в них можно увидеть самих хозяев.

О Дуняше много говорить не приходится: что скрыто в Раневской, то видно в карикатурной форме в ней. Ее попытки казаться вполне культурной и образованной смешны и неуклюжи. Правда, к Дуняше Чехов все же, снисходителен. Как ни смешны ее душевные порывы, но они все же есть, душа у нее еще жива, не отмерла вовсе, как это произошло с Яшей.

Меру авторского сарказма при изображении этого лакея, пропитанного духом французских низкопробных кафешантанов, можно ощутить, если вспомнить, что в пьесе Яша выступает в роли защитника нравственности. Несчастной Дуняше приходится выслушивать от него моральные прописи: «Я больше всего не люблю, ежели девушка дурного поведения», «... ежели девушка кого любит, то она, значит, безнравственная». А расставаясь с плачущей Дуняшей, он не может удержаться от последней нотации: «Что же плакать? Ведите себя прилично, тогда и не будете плакать». Мы уже отмечали, что Чехов не навязывает читателям авторской оценки персонажей, давая тем самым возможность для различных, иногда чуть ли не взаимоисключающих толкований. Но что касается Наташи в «Трех сестрах» или Яши в последней пьесе, то авторская позиция представляется совершенно ясной и определенной. Так, Чехов, стремясь подчеркнуть лакейскую сущность Яши, часто упоминает о том, что от него дурно пахнет - не только в переносном, но и в прямом смысле.

И дело здесь не только в барской брезгливости Гаева, который то и дело говорит: «А здесь пачулями пахнет» (пачули - сильно пахнущие дешевые духи); «Отойди, любезный, от тебя курицей пахнет»; «От кого это селедкой пахнет?» Не один Гаев ощущает этот неприятный запах, исходящий от Яши. Вот Яша на лоне природы. Он закуривает зловонную сигару и до такой степени отравляет чистый воздух, что стало невозможно дышать- настолько, что Дуняша тихо кашляет и уходит со словами: «У меня от сигары голова разболелась». А Любовь Андреевна прямо спрашивает: «Кто это здесь курит отвратительные сигары?»

«Братьев Карамазовых» Достоевского, и совершенно справедливо утверждение, что в творчестве Чехова не многие образы обрисованы с таким откровенным презрением и гадливостью, как Яша.

«Вишневым садом» Чехов встречался с неким Егором, который, кажется, стал одним из прототипов Епиходова. «Чехов часто беседовал с ним, убеждал его, что надо учиться, надо быть грамотным и образованным человеком. Чтобы стать таковым, прототип Епиходова прежде всего купил себе красный галстук и захотел учиться по-французски»1.

И в пьесе конторщик Епиходов настойчиво стремится псячески демонстрировать свою «образованность». «Как приятно играть на мандолине»,- говорит он. В ответ же на замечание, что у него в руках гитара, Епиходов убежденно заявляет: «Для безумца, который влюблен, это мап долина». Здесь все характерно: и усвоенный им неизвестно откуда высокий романтический образ влюбленного безумца, И экзотическая мандолина, самое название которой звучит для Епиходова более изысканно, нежели гитара.

объективно - он только попадает в смешные положения... И все же Москвин сочувствовал Епиходову. Он смеется, но не издевается над ним» .

Можно, конечно, рассматривать систему образов в пьесе Чехова «Вишневый сад» как выражение определенных временных категорий: прошлое, настоящее, будущее. Можно добавить к этому градацию персонажей в социальном плане: дворяне, купец, представитель демократической интеллигенции. И это тоже в пьесе есть. Однако обычно не принимается в расчет еще один образ, имеющий определяющее идейно-композиционное значение: вишневый сад.

«Ревизоре» никто не заметил честного лица: «Это честное, благородное лицо был - смех». Если бы у Чехова спросили, кто же, собственно, является положительным героем его пьесы, он мог бы, кажется, ответить: вишневый сад.

«Иванов», «Леший», «Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры»... И вдруг - «Вишневый сад». Можно сказать, что это символ.

и приумножить. Вечный спор: красота и польза. Вишневый сад уже стар. Может быть, это обстоятельство оправдывает его неизбежную гибель? Старый, никому не нужный - как Фирс. Так максимально сближаются судьбы сада и человека. Но рядом с эстетикой всегда этика. Безнравственность - безобразна. Прекрасное учит нас справедливости.

Вишневый сад у Чехова - живое существо, его гибель - смерть человека. Отношение к нему персонажей пьесы бесчеловечно так же, как и их отношение к Фирсу. Герои забывают о своей ответственности за все, что творится вокруг, об ответственности за судьбу красоты. Лопахин тревожится: «Напоминаю вам, господа: двадцать второго августа будет продаваться вишневый сад. Думайте об этом!.. Думайте...»

Они думают - но прежде всего о самом факте аукциона, а не о судьбе вишневого сада.

сохранить, передать будущему - тому самому, о котором так хлопочет Петя, тем внукам и правнукам, о которых мечтает Лопахин.

«Вишневого сада». Вспомним концовку III действия. Там Аня нежно утешает горько плачущую мать. Сцена до некоторой степени напоминает финалы предыдущих пьес Чехова («Дядя Ваня», «Три сестры»): «Тихо играет музыка... Аня подходит к матери и становится перед ней на колени». Но в последней пьесе у Чехова появляется нечто принципиально новое. «Вишневый сад» заканчивается не этой умиротворенной сценой. Есть еще IV действие, финал которого поражает суровостью и даже жестокостью.



 
© 2000- NIV