Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Женские образы в пьесе Чехова «Вишневый сад»

Подкатегория: Чехов А.П.
Сайт по автору: Чехов А.П.
Текст призведения: Вишневый сад

«Вишневый сад»

с тонкими чувствами, окрыленных высокой мечтой, достоинство которых попиралось людьми грубыми и пошлыми. Противопоставляя сложную внутреннюю жизнь интеллигентного человека примитивному духовному миру мещан, Чехов часто прибегает к намекам, предпочитая их прямым, декларативным высказываниям. Поэтому большое значение в пьесах Чехова имеет подтекст. Говоря о «подводном течении» чеховских пьес, К. С. Станиславский отмечал, что с ними в театр пришло чувство интуиции. Зритель научился по отдельным деталям, только косвенно связанным с развитием действия, проникать во внутренний мир героев и благодаря этому глубже постигать идею пьесы.

Подтекст часто помогает писателю осветить вопрос с точки зрения действующего лица и с точки зрения автора. Например, в «Трех сестрах» симпатии автора на стороне сестер Прозоровых, и в то же время очень тонко чувствуется скептическое отношение его к их мечтам о личном счастье. Слова Ольги: «... мне кажется, если бы я вышла замуж и целый день сидела дома, то это было бы лучше. Я бы любила мужа» - прерываются словами Тузенбаха, обращенными к Соленому: «Такой вздор вы говорите, надоело вас слушать». Тузенбах не слышал слов Ольги, он сказал о другом, но, поместив рядом слова Ольги и Тузенбаха, Чехов выразил отрицательное отношение к мещанскому семейному счастью и высказал мысль о невозможности такого счастья для Ольги. Подтекст является своеобразным комментарием к мыслям героев. Вот, например, как выявляется пошлая, самодовольная ограниченность учителя гимназии Кулыгина: «Сегодня, господа, воскресный день, день отдыха, будем же отдыхать, будем веселиться каждый сообразно со своим возрастом и положением. Ковры надо будет убрать на лето и спрятать до зимы... Персидским порошком или нафталином... Наш директор говорит: главное во всякой жизни - это ее форма... Что теряет свою форму, то кончается - и в нашей обыденной жизни то же самое. (Берет Машу за талию, смеясь.) Маша меня любит...

в аренду под дачи, чтобы сохранить имение, но в ответ слышит: «Дачи и дачники - это так пошло, простите». А в день, когда в городе продают с -торгов имение, Раневская устраивает у себя бал и сама же замечает: «И музыканты пришли некстати, и бал мы затеяли некстати... Ну, ничего... (Садится и тихо напевает.)».

Любовь Андреевна много и искренне говорит о любви к детям, к вишневому саду, к родине, но ее поступки противоречат словам. Она уехала за границу, покинув двенадцатилетнюю дочь, и растратила все свое состояние, в результате чего вишневый сад был продан для покрытия долгов. Но и после этого она недолго горевала. Даже не понимая бесстыдства своего поведения, она говорит дочери: «Девочка моя, скоро мы увидимся... Я уезжаю в Париж, буду жить там на те деньги, которые прислала твоя ярославская бабушка на покупку имения - да здравствует бабушка! - а денег этих хватит ненадолго». Легкомысленное отношение Раневской к материнским обязанностям, несерьезность ее чувств раскрывает, приемом подтекста, следующая за ее словами сценка:

(Слышится плач ребенка: «Уа. уа!..») Замолчи, мой хорошенький, мой милый мальчик. («Уа!.. уа!..») Мне тебя так жалко! (Бросает узел на место.)

«состояние проел на леденцах». По-настоящему его интересует только бильярд, и в разговоре он, совершенно некстати, вставляет слова: «Режу в угол!», «От шара направо в угол!», «Режу в среднюю!» Гаев неумен. Когда он начинает разглагольствовать о своих убеждениях, племянницы, Аня и Варя, советуют ему лучше помолчать. Слова его не имеют никакой цены. Он горячо уверяет, что не допустит продажи вишневого сада: «Проценты мы заплатим, я убежден... (Кладет в рот леденец.) Честью моей, чем хочешь, клянусь, имение не будет продано! (Возбужденно.) Счастьем моим клянусь! Вот тебе моя рука, назови меня тогда дрянным, бесчестным человеком, если я допущу до аукциона! Всем существом моим клянусь!» Но дальше этих слов дело не пошло - имение продано.

«Твоя мать пришла из деревни, со вчерашнего дня сидит в людской, хочет повидаться» - отвечает: «Бог с ней совсем!» Яша груб и нагл, его равнодушие к близким, по существу, отражение такого же равнодушия его ласковой и слезоточивой барыни. «Нежная» и «деликатная» Дуняша - это пародия на сентиментальность Раневской. Бестолковый конторщик Ениходов и гувернантка Шарлотта с ее фокусами и словами: «Кто я, зачем я, неизвестно» - символизируют пустоту и бессмысленность жизни Раневской и Гаева. Только Варя да 87-летний Фирс - единственные разумные люди в доме, но жизнь их растрачивается впустую на хозяйственные хлопоты, уход за беспомощными Гаевым и Раневской. Самым строгим обвинением беззаботным господам является финал пьесы, когда в заколоченном доме остается забытый всеми больной Фирс.

«Новый помещик» купец Лопахин, дед и отец которого были крепостными в том же имении. Тема возвышения бывшего крепостного над бывшими хозяевами не нова для Чехова. Еще в рассказе «Цветы запоздалые» (1882) он показал семью разорившихся князей Приклон-ских, унижавшихся перед доктором Топорковым, сыном их крепостного лакея. «И сам он, доктор Топорков, в раннем детстве получал подзатыльники за плохо вычищенные княжеские ножи, вилки, сапоги и самовары. А теперь он... молодой, блестящий доктор, живет барином, в чертовски большом доме, ездит на паре, как бы в «пику» Приклонским, которые ходят пешком и долго торгуются при найме экипажа». Топорков, благодаря таланту и трудолюбию, возвысился над жалкими Приклонскими, не способными ни к какой деятельности. Чехов с полным одобрением показывает закономерность такой перемены, хотя в Топоркове он осудил грубость и жадность, которые предвосхищали в нем будущего Ионыча. Отношение Чехова к Лопахину значительно сложнее.

Беспечности и непрактичности старых хозяев вишневого сада противопоставлены энергия и хозяйственная целеустремленность Лопахина. Переход имения в его руки показан как исторически закономерный процесс, но сочувствия Лопахину мы не видим. Наоборот, рядом деталей автор снижает его образ. В отличие от Топоркова Лопахин обязан своим возвышением не собственным талантам, а успехам в мире наживы. Отец Лопахина был сельским лавочником и, вероятно, мало чем отличался от Цыбукина («В овраге»).. В разговорах об отце Лопахин вспоминает только побои. Самого Лопахина Чехов наделил рядом положительных качеств: он трудолюбив, честен, недоволен тем, что постоянно приходится иметь дело с нечестными и непорядочными людьми.. Его мучит сознание собственной некультурности, чувство неудовлетворенности жизнью. «Иной раз, когда не спится,-говорит он,-я думаю: «Господи, ты дал нам громадные леса, необъятные поля, глубочайшие горизонты, и, живя тут, мы сами должны бы по-настоящему быть великанами...» Он искренне сочувствует Раневской, пытается ей помочь; став владельцем вишневого сада, испытывает неловкость перед нею и говорит: «О, скорее бы все это прошло, скорее бы изменилась как-нибудь наша нескладная, несчастливая жизнь».



 
© 2000- NIV