Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Старые и новые хозяева вишневого сада. (По пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад»), вариант 4

Подкатегория: Чехов А.П.
Сайт по автору: Чехов А.П.
Текст призведения: Вишневый сад

«Вишневый сад»)

В. Шекспир

В одной из книг, посвященных творчеству А. П. Чехова, я прочитала о том, что образ Гамлета помогал ему многое понять в облике его современников. Литературоведы много внимания уделили этому вопросу, я же отмечу то, что поразило меня в пьесе "Вишневый сад", этой "лебединой песне" великого драматурга: подобно принцу датскому, герои Чехова ощущают свою затерянность в мире, горькое одиночество. На мой взгляд, это относится ко всем персонажам пьесы, но прежде всего - к Раневской и Гаеву, прежним хозяевам вишневого сада, оказавшимся "лишними" людьми и в собственном доме, и в жизни. В чем же причина этого? Мне кажется, что каждый герой пьесы "Вишневый сад" ищет жизненную опору. Для Гаева и Раневской ею является прошлое, которое опорой быть не может. Никогда Любовь Андреевна не поймет своей дочери, но ведь и Аня никогда не осознает по-настоящему драму матери. Лопахин, который горячо любит Любовь Андреевну, никогда не сможет понять ее пренебрежительного отношения к "практической стороне жизни", но ведь и Раневская не желает пустить его в мир своих чувств: "Милый мой, простите, вы ничего не понимаете". Все это несет в пьесе особый драматизм. "Старая женщина, ничего в настоящем, все в прошлом", - так характеризовал Раневскую Чехов в своем письме Станиславскому.

Что же в прошлом? Молодость, семейная жизнь, цветущий вишневый сад - все это кончилось. Умер муж, имение пришло в упадок, возникла новая мучительная страсть. А затем случилось непоправимое: погиб сын Гриша. Для Раневской чувство утраты соединилось с чувством вины. Она бежит из дома, от воспоминаний, то есть пытается отказаться от прошлого. Однако нового счастья не получилось. И Раневская делает новый шаг. Она возвращается домой, рвет телеграмму от своего любовника: с Парижем кончено! Однако это всего лишь еще одно возвращение к прошлому: к своей боли, к тоске, к своему вишневому саду. Но дома, где ее преданно ждали пять "парижских лет", она чужая. Все ее за что-то осуждают: за легкомыслие, за любовь к негодяю, за монету, отданную нищему.

"помещица". Но эта помещица никогда не умела управлять своим поместьем, не смогла спасти любимый вишневый сад от гибели. Роль помещицы "отыграна".

Но ведь Раневская еще является и матерью. Однако эта роль также в прошлом: Аня уходит в новую жизнь, где нет места Любови Андреевне, даже серенькая Варя сумела устроиться по-своему.

"Видит Бог, я люблю родину, люблю нежно, я не смогла смотреть из вагона, все плакала"), что будет снят "с плеч... тяжелый камень", напрасны. Возвращения не состоялось: в России она лишняя. Ни поколение современных "деловых людей", ни романтическая молодежь, вся устремленная в будущее, не могут понять ее. Возвращение в Париж - пусть мнимое, но все же спасение, хотя это возвращение в еще одно прошлое. А в любимом вишневом саду Раневской стучит топор!

"лишних людей". Леонид Андреевич, человек немолодой, большую часть жизни уже проживший, похож на состарившегося мальчика. Но ведь сохранить юную душу мечтают все люди! Почему же Гаев порой раздражает? Дело в том, что он попросту инфантилен. Не юность с ее романтикой и мятежностью сохранил он, а беспомощность, поверхностность.

Звук бильярдных шаров, подобно любимой игрушке, может мгновенно излечить его душу ("Дуплетом... желтого в середину... ").

"Хам", - однозначно характеризует его Гаев. По мнению Пети, у Лопахина "тонкая и нежная душа", а "пальцы, как у артиста". Интересно, что оба правы. И в этой правоте заключен парадокс образа Лопахина.

"Мужик мужиком", несмотря на все богатство, которое он заработал потом и кровью, Лопахин непрерывно работает, находится в постоянной деловой горячке. Прошлое ("Мой папаша был мужик.., меня не учил, а только бил спьяна... ") отзывается в нем дурацкими словечками, неуместными шутками, засыпанием над книгой.

Но Лопахин искренен и добр. Он заботится о Гаевых, предлагая им проект спасения от разорения.

Но именно здесь и завязывается драматический конфликт, который заключается не в классовом антагонизме, а в культуре чувств. Произнося слова "снести", "вырубить", "почистить", Лопахин даже не представляет, в какой эмоциональный шок повергает он своих бывших благодетелей.

"Если уж так нужно продавать, то продавайте и меня с садом". А в Лопахине нарастает чувство какой-то обделенности, непонятости.

Вспомним, как ярко проявляются прежние и новые хозяева жизни в третьем действии пьесы. В город, на торги, уехали Лопахин и Гаев. А в доме веселье! Играет маленький оркестр, но платить музыкантам нечем. Решается судьба героев, а Шарлотта показывает фокусы. Но вот появляется Лопахин, и под горький плач Раневской слышатся его слова: "Я купил!.. Пускай все, как я желаю!.. За все могу заплатить!... ". "Хозяин жизни" мгновенно превращается в хама, который кичится своим богатством.

Лопахин делал все, чтобы спасти хозяев вишневого сада, но у него не хватило элементарного душевного такта поберечь их достоинство: ведь он так торопился очистить от "прошлого" площадку для "настоящего".

Но торжество Лопахина кратковременно, и вот уже в его монологе слышится иное: "О, скорее бы все это прошло, скорее бы изменилась как-нибудь наша нескладная, несчастливая жизнь".

"звук лопнувшей струны, замирающий и печальный", и началось бессмертие "грустной комедии" великого русского драматурга, волнующей сердца читателей и зрителей вот уже сто лет.



 
© 2000- NIV