Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Человек и среда в рассказах А. П. Чехова (вариант 4)

Подкатегория: Чехов А.П.
Сайт по автору: Чехов А.П.

Восьмидесятые годы XIX века эпоха безвременья в России, застоя в общественной жизни, политической реакции. В такой сложной ситуации А. П. Чехов стремился средствами художественного слова сказать своим современникам: в любых условиях человек должен оставаться человеком. Писатель был убежден, что величие души или, наоборот, ее уничижение не зависит ни от каких обстоятельств. Человек определяет сам, каким ему стать: зависимым или независимым, обывателем или гражданином.

и молодой учитель попадают в мир скучных, серых людей. Дмитрий Ионыч и Сергей Васильевич влюблены, неопытны, поэтому видят все окружающее в идеальном свете. От героев сначала были скрыты примитивные запросы лучших семей, дома которых они посещали. Туркины в городе считались самыми талантливыми и образованными, а Варя Шелестова, занявшая место покойной матери, считалась самою умной и образованной. Чехов не случайно, описывая жизнь и быт семей, использует слово считались. Шелестовы и Туркины только производили впечатление умных, интересных, приятных людей, а на самом деле не соответствовали высоким оценкам.

Незаметно, через точные детали Чехов разоблачает мир обывательщины, в паутине которого запутались герои с неплохими задатками. Так, в рассказе Ионыч Иван Петрович Туркин постоянно употребляет одно из своих любимых словечек недурственно, а Шелестов все мысли, все свои высказывания непременно завершает словом хамство. Эта деталь раскрывает узость мышления, отсутствие ума у лучших людей. В доме Шелестовых голоса хозяев и гостей, их пустые разговоры и развлечения постоянно сопровождаются собачьим лаем. Варя любила начинать спорить, но сама не умела этого делать, так как ей действительно не хватало ума. Она только самодовольно произносит бесспорные, с ее точки зрения, истины или объявляет приговоры высказываниям гостей: Это старо! или Это плоско! Если же какой-нибудь офицер пытался пошутить, то она делала презрительную гримасу и говорила: Арррмейская острота! И тут же автор дает внешне безобидное, но по сути уничтожающее сравнение: И это ррр... выходило у нее так внушительно, что Мушка непременно отвечала ей из-под стула: ррр... В раскатах самоуверенного голоса Вари слышится что-то родственное лаю злой и избалованной собаки Мушки.

как их развлекают хозяева. Так, на званом вечере хозяйка читала свой роман... Все гости сидели с серьезными лицами. Автор же фиксирует внимание на следующем моменте: окна были отворены настежь, слышно было, как на кухне стучали ножами, и доносился запах жареного лука. Все только притворяются, что поглощены искусством, а сами ждут обильного ужина. Обыватели получают наслаждение не от приобщения к призрачным талантам семьи, а от еды: Сытые и довольные расходятся по домам. К сожалению, для Старцева все происходящее в доме Туркиных кажется весельем, сердечной простотой, культурой. Старцеву не нравилась игра на рояле Екатерины Ивановны. Но он убедил себя, что эти надменные, но все-таки культурные звуки лучше, чем стоны больных, от которых он устал. Поддаваясь общему увлечению, Старцев тоже похвалил Котика за бездарное музыкальное исполнение.

Никитин тоже снисходительно и терпимо относится к выходкам нудной Вари, к изобилию собак и кошек, к постоянному веселью в доме, к глупым играм. Оба героя смягчают некоторые тягостные впечатления от общения с семьями любимых девушек, по молодости легко их переносят. Но с этого начинается их духовная деградация. Молодого учителя и молодого врача не насторожили мещанские прозвища, которыми называли девушек: Екатерину Ивановну Котиком, а Машу Ше-лестову Манюсей.

странности. Никитина на свадьбе покоробил неуклюжий комплимент бригадного генерала, который он сделал Мане. Но офицеры, директор гимназии и все учителя улыбнулись из приличия, улыбнулся и Никитин. Он научился подделываться под окружающих, все чаще стал надевать на лицо нужное выражение. Ступень к деградации героя потеря независимости духа. На могиле товарища он хотел сказать теплые слова, но его предупредили, что это может не понравиться директору, так как он не любил покойного. И Никитин смирился, привык жить благоразумно. Перед свадьбой недалекий отец Мани сказал Сергею Васильевичу: Что за удовольствие в такие молодые годы надевать на себя кандалы? Слово кандалы стало определяющим для положения Никитина. Он погрузился в сладкий и однообразный мирок тихого семейного счастья, надел на свои мысли и чувства цепи, кандалы.

развиваться, учитель забросил свой дневник. Никитин и Старцев быстро научились ценить материальную обеспеченность, уют, комфорт. Учитель с наслаждением не книгу читал, а ел. Старцев от таких развлечений, как театр и концерты... уклонялся, но зато в винт играл каждый вечер, часа по три, с наслаждением. Учителя погубил узкий мирок мещанского семейного счастья, а Старцева страсть к накопительству. Дмитрий Ионыч заменил все живые чувства одним мертвым алчностью, он стал копить бумажки и класть их на текущий счет, бесцельно приобретать дома, хотя у него не было ни жены, ни детей, кому бы это все богатство он мог оставить.

Через год после свадьбы Никитин очнулся, прозрел, осознал, что его среда заела, что он незаметно для самого себя стал типичным обывателем. Учитель потерял покой, остро почувствовал, что в сытом мире рядом с ничтожной Маней счастье для него уже невозможно. Герой бесконечно одинок и потому пытается спрятаться, уйти от невежественных и пустых людей. В своем дневнике он делает отчаянную запись: Где я, боже мой?! Меня окружает пошлость и пошлость. Скучные, ничтожные люди, горшочки со сметаной, кувшины с молоком, тараканы, глупые женщины...

Если Никитин в конце рассказа приходит к выводу, что ему нужно бежать от развращающей пошлости, то Старцев, наоборот, никуда бежать не собирается. Он принял законы окружающей среды. Старцев приспособился к обывателям, которых ненавидел. Он оправдал свою говорящую фамилию. Лень, нежелание отстаивать свои убеждения, эгоизм привели героя к духовному перерождению. Он ушел от активной жизни и сам стал частью пошлого мира.

Создавая образы Никитина и Старцева, Чехов ставит проблему личной ответственности человека за свою судьбу. Не только среда заела героев, а они сами сознательно обрекли себя на бездуховную жизнь. Автор считает, что в нравственной трагедии виноваты те, кто перестает думать и чувствовать, анализировать и сопереживать. В рассказах Враги и Попрыгунья Чехов показывает достойных людей врачей Кириллова и Дымова. Путь же Никитина и Старцева страшное возмездие за праздность и приспособленчество.



 
© 2000- NIV