Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Духовная драма старого человека («Скучная история» Чехова)

Подкатегория: Чехов А.П.
Сайт по автору: Чехов А.П.

«Скучная история» Чехова)

«Скучная история» - не единственное произведение Чехова, в котором старый человек приходит к выводу, что он прожил жизнь неверно. Тяжелые думы одолевают 70-летнего гробовщика и музыканта Якова Бронзу («Скрипка Ротшильда», 1894), когда он начинает понимать, что истратил жизнь на мелочные заботы и дрязги, забыв о главных ее ценностях. В его наивных сожалениях об упущенной «пользе» (какой большой капитал можно было бы нажить, если бы вместо делания гробов разводить гусей, гонять барки, ловить рыбу и играть для удовольствия людей на скрипке, плавая в лодке по берегу, и все в этом роде) слышна тоска по человечности, которой он не знал все свои годы. И он умирает, сознавая вину перед самим собой, перед покойной женой, с которой он был груб, и перед другими людьми (потому рассказ и называется «Скрипка Ротшильда», что, умирая, Бронза завещал свою скрипку бедному еврею Ротшильду, над которым он издевался многие годы).

«Убийство» (1895) лавочник Яков Терехов, грубый и мрачный старик, тоже приходит к мысли о нечистой и неправедной жизни, которая привела его в конце концов на каторгу. Но ни в одном произведении, кроме «Скучной истории», Чехов не задавался специальной целью - рассказать о том, что творится в душе старого человека перед лицом надвигающейся смерти. Вся повесть представляет собой исповедь героя о своих переживаниях. Ученый-медик с мировой известностью, Николай Степанович к концу жизни серьезно заболевает и начинает терять свою былую работоспособность. Размышляя в связи С этим о прожитых годах, он ищет оправдания всей своей деятельности и с этой целью подвергает ее строгому суду. Заново оценивает свое поведение - как ученого, главы семейства, гражданина. И приходит к выводу, что никогда не сопротивлялся пошлости и ничтожеству, которые на его глазах царили и в науке и в его собственном доме. Одним словом, строго осуждает себя.

«Учителе словесности» размеренное течение жизни Никитина вдруг оборвалось под впечатлением чьей-то пошлой фразы о карточном проигрыше, а в «Даме с собачкой» Гурова потрясло нелепое замечание чиновника об «осетрине с душком», в Николае Степановиче вдруг вспыхивает негодование против двусмысленных слов жены о городских сплетнях по поводу его дружбы с воспитанницей Катей, и он кричит впервые в жизни: «Оставьте меня! Вон! Оставьте!» Сила вспыхнувшей в нем ненависти к мещанскому духу, которым были проникнуты глупые упреки жены, была в эту минуту так велика, что ноги его онемели, и он упал, погрузившись в глубокий обморок.

Только в самом конце своей жизни профессор понял серьезный изъян в своем отношении к миру, да и в главном деле всей своей жизни - научной работе. «Каждое чувство и каждая мысль живут во мне особняком, и во всех моих суждениях о науке, театре, литературе, учениках и во всех картинках, которые рисует мое воображение, даже самый искусный аналитик не найдет того, что называется общей идеей, или богом живого человека. А коли нет этого, то, значит, нет и ничего».

«записки» профессор Николай Степанович ведет уже состарившимся и больным, может быть, в самые последние месяцы своей жизни. Но из повести мы узнаем не только об этом тяжелом для него времени. Свой рассказ о текущих событиях он то и дело перемежает воспоминаниями о прошлом. Мы прекрасно представляем Николая Степановича в его молодые годы, внутренне и внешне подтянутого, окруженного оживленной студенческой аудиторией, запросто беседующего с Некрасовым, Кавелиным, Пироговым и другими выдающимися людьми России и Запада. Надо думать, что он прожил далеко не бесполезную жизнь.

менее полезным трудом и не задумывающихся никогда о «боге живого человека»? Мысль эта в повести прямо не высказана, но ее подсказывает читателю горький жизненный опыт Николая Степановича.

и кончая последним годом жизни старого человека, умудренного опытом, изведавшего и счастье, и успех, и боль одиночества,- как видим, это прежде всего драма мировоззрения.

В родственности духовных переживаний героев разного возраста оказывается единый подход Чехова-художника к человеческой личности.

в обществе. И чем моложе герой, чем менее сформировались теоретические основы его мировоззрения, тем острее он чувствует недовольство собой, свою беспомощность в решении главного вопроса - как жить, как вести себя в этом безнравственном обществе, чтобы не слиться с ним.

В «Скучной истории» душевным мукам профессора вторят переживания его воспитанницы Кати. В детстве это была доверчивая и добрая девочка, на лице у нее постоянно было такое выражение, как будто она думала: «Все, что делается на этом свете, все прекрасно и умно». Нужно было пережить не одно жестокое разочарование - и на избранном ею пути актрисы, и в любви,- чтобы доверчивость сменилась резко критическим взглядом на вещи, трезвой оценкой теневых сторон жизни. Катя задолго до профессора разглядела внутреннюю пустоту и эгоизм его домочадцев.

И когда Николай Степанович признался в происшедшей в нем перемене, она дала ему единственно верный совет: бросить все и уехать за границу. Бросить не только семью, но и университет, потому что он своими лекциями только увеличивает количество бездельников в науке. Ей самой бросать нечего, и она не знает, что ей делать. Надеясь на мудрость и опыт профессора, она сама ищет у него опоры: «Я не могу дальше так жить! Не могу! Ради истинного бога, скажите скорее, сию минуту: что мне делать? Говорите, что мне делать!» Но профессор не смой ее обнадежить советом, а про себя подумал с болью, что Катя еще молода и, следовательно, ее душа «не будет знать приюта всю жизнь, всю жизнь!».



 
© 2000- NIV