Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

"Писатель не судья, а лишь беспристрастный свидетель жизни" (А. П. Чехов)

Подкатегория: Чехов А.П.
Сайт по автору: Чехов А.П.

"Писатель не судья, а лишь беспристрастный свидетель жизни" (А. П. Чехов)

изображал быка на стене пещеры, его поражали копьями и на охоте убивали на самом деле. Постепенно вопрос заменился другим - имеет ли право художник не исправлять пороки своих соплеменников, не указывать им на их недостатки. (Будучи грамотным человеком и зная, как все происходило в прошлом, он легко замечал несоответствия.) Но кто дал ему противоположное право - быть судьей, идти против общества? Каждому автору приходилось по-своему искать выход из механического состояния: он мог идти вместе или вразрез с обществом, высказывать прямо, прятать авторскую позицию или обходиться без нее; мог выбирать из существующих родов литературы; наконец, мог отказаться от творчества совсем. Промежуточным путем между "спасать" и "не спасать", между назиданием и отказом от него, путем наиболее истинным, потому что "русская литература всегда была правдоискательницей", и пошел Антон Павлович Чехов.

"Толстого и тонкого", например, действие происходило в кабинете толстого, который, не будучи начальником тонкого и дружески относясь к нему в душе, все-таки вынужден "распечь" его, потому что так положено. В классическом варианте действие происходит на вокзале, где в принципе пассажиры равны. И трудно сказать, высмеивается ли в данном произведении общественный строй, при котором пошлость и чинопочитание настолько проникли в души, или души, в которые могли проникнуть пошлость и чинопочитание. Не случайно даже в самом конце "Ионыча" доктор "одинок". "Живется ему скучно, ничто его не интересует..... любовь к Котику была его единственной радостью и, вероятно, последней". Если бы он мог опошлиться полностью, то был бы, вероятно, счастлив, как Иван Петрович Туркин, который "не постарел, нисколько не изменился и по-прежнему все острит и рассказывает анекдоты". Из "Ионыча" невозможно вывести мораль; как и из большинства произведений Чехова. Здесь особенно характерны его пьесы - с воздушным, незаметным и ненужным сюжетом. Приезд Раневской был совершенно необязателен для продажи ее имения.

"гнезд", сожалея, что все это исчезнет, но понимая неизбежность конца вишневого сада и связанного с ним пласта русской культуры. Намеренно выбирается именно драматическая форма, сводящая к минимуму прямое высказывание авторской позиции. Подобно музыке, драматургия Чехова воздействует прежде всего и особенно на чувство; а когда начинаешь анализировать, то ничего не понятно. Особенно сложен образ Лопахина. "Хищник", покупающий сад, он в начале комедии, волнуясь, ожидает приезда хозяев, в середине - пытается дать совет (на что Раневская отвечает, что дачники - это пошло), и потом сердится на работников, начавших рубить до отъезда хозяев. Образы Ани и Пети - это образы вопросительного будущего. Есть и собственно комические персонажи - "просвещенный" слуга Яша (усвоивший, что "простые" люди его не могут понять; пародирует он, может быть, Петю Трофимова) и Борис Борисович Симеонов-Пищик, живущий случайными доходами и продолжающий в фарсовом плане тему неприспособленности дворянства.

"... Истина одна". Такой истиной позвольте вслед за Ю. В. Леонтьевым назвать эстетику. Противоположностью ее будет пошлость (по Мережковскому, "то, что в ход пошло"). Разумеется, такое истолкование будет представлять собой только одну из возможных "правд". Тогда Раневская ведет себя красиво - несмотря на сюжетную свою характеристику (она приезжает из Парижа и уезжает в финале туда же, к любовнику, будучи уже немолодой дамой, с той земли, где погиб ее сын) - будь автор моралистом, он бы распек эту героиню не меньше, чем толстый тонкого в первоначальном варианте рассказа. По-своему красивы Треплев и, может быть, Пришибеев. К пошлому полюсу относятся Червяков ("Смерть чиновника"), тонкий, Николай Иванович Чимша-Гималайский, назвавший Гималайским свое владение; такие герои, как Тригорин, однозначно не могут быть помещены никуда. Тригорин, называя свои записи "литературной кладовой", смеется над собой сам, и сам образ его есть авто пародия Чехова. "Плыло облако, похожее на рояль", - может сойти за формулу неестественности современной жизни - но такая формула нашла. У Чехова, как и у Тригорина, было множество записных книжек; отношение его с Ниной - мотив автобиографический. Поэтому Тригорин может быть отнесен к числу "эстетичных" героев. Спор Лопахина с Раневской и Гаевым - это спор правд эстетичных: талантливого предпринимателя, которого некогда пороли в этом саду, и бесполезных прекраснодушных хозяев. Этот спор настолько сложен, что на событийном плане так и не происходит - носитель одной правды не может слышать другой правды.

раздавленному Червякову и "особенному человеку" Беликову- или негодовать на них, впустивших в души пошлость.) Поэтому роман - показывающий неменяющегося героя в разных ситуациях или его долгое последовательное изменение при постоянном присутствии Автора - был невозможен для Чехова.



 
© 2000- NIV