Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

«Маленький человек» в рассказе Чехова «Смерть чиновника»

Подкатегория: Чехов А.П.
Сайт по автору: Чехов А.П.
Текст призведения: Смерть чиновника

«Маленький человек» в рассказе Чехова «Смерть чиновника»

План

I. Суд человеческий и суд совести.

II. Самоуничтожение чиновника Червякова.

III. Страх и скудоумие - главные враги человека.

Презирать суд людей не трудно, презирать суд собственный - невозможно...

Презирать суд людей не трудно, презирать суд собственный - невозможно...» - Пушкин сказал так неслучайно. Это выражение можно в равной степени применить как к высокоморальному человеку, являющемуся пламенным поборником нравственности (и автоматически наиболее суровым образом анализирующему свои собственные поступки и проступки), так и к человеку мелкому, не очень принципиальному и последовательному.

«Смерть чиновника». Главный герой данного произведения, мелкий и совершенно ничем не выдающийся из общей массы служащих, чиновник Червяков попадает в ситуацию, которая доставляет ему моральный дискомфорт. Углубляясь в пучину переживаний, внутренних метаний и смятения, Червяков тем самым медленно убивает себя своими же руками. При этом никакие внешние факторы, казалось бы, не оказывают на него воздействия: даже человек, перед которым Червяков чувствует себя провинившимся - солидный генерал, давно уже забыл и о ситуации, в которой Червяков участвовал, и вообще о его существовании. Никто не осуждает и не клеймит Червякова, никто не делает его изгоем. Но он уже сам для себя давным-давно определил степень своей вины, изрядно ее при этом преувеличив, и сам устраивает себе ежедневную экзекуцию.

От осуждения толпы можно спрятаться, убежать, абстрагироваться. От себя спрятаться невозможно; не получится и не обращать внимания на собственные душевные терзания. При этом, как мы видим, для того чтобы строго судить себя и мысленно признавать себя несостоявшимся, никчемным, виноватым человеком, совершенно необязательно придерживаться каких-либо из ряда вон выходящих нравственных принципов. Даже обычный обыватель, чиновник, человек, практически никогда не задумывавшийся о глобальных вопросах морали и нравственности, может раздуть собственный комплекс вины до колоссальных размеров. Даже он способен довести ситуацию до абсурда и последовательно, планомерно заниматься самоуничтожением, буквально разъедая себя изнутри.

Он не услышит слов одобрения, если не хочет их слышать, и не сможет противостоять даже самым незначительным внешним потрясениям, если внутренне готов только к тому, чтобы покорно принимать удары судьбы, считая их наказанием за собственную оплошность.



 
© 2000- NIV