Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Историческая мысль в поэме «Медный всадник»

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Медный всадник

Историческая мысль в поэме «Медный всадник»

«Медный всадник» поднимает проблемы взаимоотношений государства, власти и личности, несовместимости подчас их интересов. Но «Медный всадник» - поэма не только социально-философская, но и историческая. Ведь особое место в ней занимают размышления поэта о судьбах России, о ее историческом развитии. Центральной здесь в этой связи становится фигура Петра Великого. На его образе мне и хотелось бы остановиться подробнее.

На берегу пустынных волн

«нездешнесть» поэт передает курсивом: он. Он «дум великих полн», мыслит об укрощении стихии, о том, как он возведет из «топи блат» город откуда «грозить мы будем шведу», в который «все флаги в гости будут к нам». Размышляя об этих великих свершениях, великий государь не замечает ни «бедного челна», ни «приюта убогого чухонца». Этого человека не волнует жизнь ничем не примечательных людей, ведь перед его взором открывается картина будущего величия Северной столицы. Но разве можно творить великое, забывая о людях, тех, для кого все делается? Разве можно при этом оставаться человеком?

«бедного Евгения». Он забронзовел, перестал принадлежать миру людей. Но Пушкин во всей поэме и не называет его по имени! Он в начале и медный всадник - потом. Да действительно ли это Петр?

Мы узнаем его почти сразу. Человек, основавший Петербург, кому был поставлен памятник, - это, несомненно, Петр, но Пушкин думал по-другому. У Пушкина было свое глубоко личное отношение к Петру. Настоящий император действует в «Арапе Петра Великого» и «Пире...»: это человек, полный жизни, способный на милосердие, на ошибки; относящийся с юмором к самому себе. Медный всадник на милосердие неспособен.

Город был заложен «назло надменному соседу», уничтожив то, что было дорого «финскому рыболову, печальному пасынку природы», а назло нельзя делать что-то хорошее. Кстати, исторический Петр заложил Петербург как торговую столицу, то есть для целей вполне позитивных.

«Назло» довлеет над Петербургом Медного всадника. «Строитель чудотворный» не включает в свои великие замыслы жизнь простых людей. Петербург был построен на костях. Насилие, которое совершил медный всадник, теперь, во времена Евгения, возвращается в виде буйства стихии, мстя не своему обидчику, а его потомкам - невинным жителям города.

Так злодей,

Насилье, брань, тревога, вой!..

В «Медном всаднике» стихия природы сливается с бунтом народа, но это пока протест только одного его представителя - маленького человека Евгения. Этот бунт подавлен, но образ его, как и образ стихии, проходящий через всю поэму, остается предостережением для сильных мира сего, для правителей всех времен и народов. Разрушения в городе огромны, велико число жертв.

Таким же образом, перешагнув через огромное число человеческих жизней, Петр I изменил естественный ход исторического развития России: из отсталой полуазиатской страны он сделал европейскую великую державу, он:

... над самой бездной,

На высоте, уздой железной

«бессмысленный и беспощадный бунт» уже потряс Россию в 1917 г. Великая страна над бездной и сейчас: правители, в том числе и современные, не вынесли урока из истории. Что же произойдет? Упадет ли Россия в бездну? Перепрыгнет ли пропасть? Или так и останется на ее краю? Хочется надеяться на лучшее. По моему мнению, это зависит не только от правителей, но и от самого народа. Ведь Божья кара в виде разъяренной стихии, как природной, так и народной, послана и сильным мира сего, и народу за то, что одни превратились в кумиров, а другие - в рабов. Пушкину одинаково ненавистны и «барство дикое», и «рабство тощее», о чем он говорит не только в поэме «Медный всадник», но во всей своей гражданской лирике.



 
© 2000- NIV