Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Степень художественной условности в «Медном всаднике»

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Медный всадник

Степень художественной условности в «Медном всаднике»

В поэме все построено на контрастах, отражающих противоречия самой действительности. Степень художественной условности в «Медном всаднике» выше, чем в «Полтаве»: применены приемы фантастики (образ скачущего Медного всадника), символичны многие ситуации. Пушкин свободно объединяет историю и современность, величественную эпопею и драму, бытовые зарисовки с «государственными мыслями историка», полными философской глубины.

Это великий полководец, основавший прекрасный город на Неве. Пушкин восторгается красотой и мощью северной столицы, олицетворяющей преображенную Россию:

Да умирится же с тобой

«Побежденная стихия»- это не только своенравная природа, но и недоброжелательство шведов, которые на первых порах могли угрожать Петербургу. Город «из тьмы лесов, из топи блат» вознесся «пышно, горделиво», стал сердцем могучего государства («Люблю тебя, Петра творенье, Люблю твой строгий, стройный вид»). В материалах к «Истории Петра I» Пушкин отмечал, что «государственные учреждения» Петра Великого «плод ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости». Все сделанное Петром предназначалось «для вечности, или по крайней мере для будущего...». Однако у истории есть свои зигзаги, трагические метаморфозы. Одна из них - превращение Петербурга, построенного для укрепления и славы России, в город, где рушатся мечты о счастье маленьких, незнатных людей. Об этом и ведется рассказ в последующих двух частях поэмы. Пушкиным изображается «ужасная пора»- наводнение 1824 г. в Петербурге. Погибли многие обитатели окраинных мест. Среди жертв - невеста мелкого чиновника Евгения, главного героя поэмы. Евгений не переносит тяжелой утраты, теряет рассудок. В таком состоянии он бродит по городу и оказывается у памятника Петру I. Словно что-то вспомнив, он грозит «кумиру» «на бронзовом коне», считая Петра виновным в том, что город построен на опасном месте. Однако в момент угрозы («Добро, строитель чудотворный! - Шепнул он, злобно задрожав, - Ужо тебе!..») Евгений испугался и бросился бежать. Ему кажется, что за ним устремился Медный всадник:

Бежит и слышит за собой

Тяжело-звонкое скаканье

По потрясенной мостовой.(...)

Куда стопы ни обращал,

С тяжелым топотом скакал.

А в сем коне какой огонь!

Куда ты скачешь, гордый конь,

И где опустишь ты копыта?

«бунт» Евгения именно таков. Он не понимает (не случайно у него отнят рассудок), что Петр выбирал место для новой столицы, сообразуясь с исторической и государственной потребностью («Ногою твердой стать при море. (...) Все флаги в гости будут к нам»). Но, не принимая протест Евгения против общего, государственного, в то же время нельзя пренебречь и его личными человеческими интересами, без удовлетворения которых не нужным становится и само «торжество общего». Евгений мечтал жениться, устроить «приют смиренный и простой»- только и всего! Но даже это малое было отнято у него роковой силой обстоятельств, против которых бедняки беззащитны.

Наводнение, так неожиданно разрушившее жизнь Евгения,- случайность. Но не случайны бедствия героя, его «смиренность» и незначительность среди «дворцов и башен» перед «кумиром» «на бронзовом коне». Не случайна, наконец, трансформация образа Петра I в образ Медного всадника. "Здесь Пушкин подошёл к вопросу, который разрешить не мог, потому что действительность, история еще не давали на него ответа. А между тем он главный в поэме. Это вопрос не только о «торжестве общего над частным», но и о несовпадении общего и частного в условиях самодержавно-крепостнической действительности. Поэма наводит на размышления о порочности всякого государственного и общественного устройства, основанного на принципах тирании и собственности. Такое устройство (даже самое могущественное) враждебно человеку. Это ощутил Пушкин. Отсюда трагическая тональность изображения, усиленная концовкой поэмы. «Хладный труп» Евгения случайно нашли на острове «пустынном» и «похоронили ради бога», т. е. в силу обычая. Тревога Пушкина за судьбу «частного» человека (сюда поэт причислял и себя) имела эпохальный, исторический смысл. Знаменательно в этой связи то, что в год написания «Медного всадника» в другом произведении («Осень») поэт прямо ставит вопрос: «Куда ж нам плыть?» Время не давало ясного ответа на поставленный вопрос. Но Пушкин продолжал поиски. Главная трудность состояла в соединении двух стихий: стихии «низов» и «верхов», «власти» и «подданных». Пушкин не питал особых иллюзий в отношении самодержавия. Жизнь убеждала: «жестокий век» с приходом нового царя (Николая I) еще более ужесточался. Тем настойчивее пропагандировал поэт идеал такого государственного устройства, при котором бы отношения «верхов» и «низов» регулировались высшим законом человеческого бытия - гуманизмом. Эту мысль Пушкин провел в стихотворении «Пир Петра Первого» (1835). Пирует Петр, но не по случаю военных побед или какого-либо дворцового события.

Нет!

Разумеется, это утопическая картина. Но достойна внимания высокая мера, которую предлагает поэт для оценки заслуг государственного деятеля: великодушие, способность подняться над личными интересами, даже простить подданному его ошибки или «вину» во имя человеколюбия. Все это Пушкин относил к будущему, выражая тем самым чаяния широких демократических слоев.



 
© 2000- NIV