Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Роль композиции на примере поэмы «Руслан и Людмила»

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Руслан и Людмила

Роль композиции на примере поэмы «Руслан и Людмила»

Действительно, одним из излюбленных композиционных приемов Пушкина является прием возвращения действия в конце произведения в то же или похожее место, в ту же или схожую обстановку, в которой оно началось. Тем самым поэт как бы обводит свое произведение некоей замкнутой композиционной кривой, создавая впечатление его органической целостности, завершенности в себе самом. Вместе с тем в творчестве зрелого Пушкина конец произведения, гармонически перекликаясь с началом, отнюдь не является простым его повторением, новым воспроизведением начала. Наоборот, снова приводя читателя в ту же или подобную обстановку, в круг тех же или почти тех же персонажей, устанавливая порой совершенно симметричные параллели и переклички между началом и концом, поэт дает тем резче и нагляднее ощутить изменения, которые произошли но ходу повествования, - движения и развития фабулы - в судьбах героев.

Гармоническое соответствие между концом и началом Пушкин придает уже первому же своему крупному законченному эпическому, произведению - поэме «Руслан и Людмила».

«гриднице высокой» князя Владимира, конец первой песни занят описанием встречи Руслана с добрым волшебником Фином. В шестой, последней песне поэт после описания разнообразных приключений Руслана и трех других искателей руки Людмилы, пустившихся в разные стороны на поиски похищенной княжны, снова приводит нас в тот же Киев. Описывается в последней главе и новая, вторая встреча Руслана с Фином.

Судьба твоих грядущих дней,

говорит ему Фин при первой встрече.

глубокой печали - Людмилы все нет, а когда Фарлаф привозит ее, она погружена в непробудный «очарованный» сон. К этому присоединяется новая тревога-набег печенегов. Но затем печаль сменяется радостью: Руслан побеждает печенегов и пробуждает Людмилу из ее «дивного» сна. Получается полная обратная симметрия. Кончается же поэма и прямо тем же, чем она началась, - пиром у князя Владимира.

В начале:

С друзьями, в гриднице высокой

Владимир-солнце пировал...

В конце:

Запировал с семьей своей.

Мало того, Пушкин начинает (в первом издании; во втором этому предшествует вновь написанный пролог «У лукоморья дуб зеленый») и заканчивает поэму одним и тем же обрамляющим двустишием:

Дела давно минувших дней,

Преданья старины глубокой.

Как видим, еще в этом своем юношеском произведении Пушкин выказывает большое Композиционное мастерство. Причем уже отмеченный выше обратный композиционный ход (радость, сменяющаяся печалью, в начале, и печаль, сменяющаяся радостью, в конце) имеет и определенный смысл, соответствует основной внутренней тональности поэмы - оптимистическому ее звучанию. Но дословная повторяемость в начале и конце поэмы одного и того же двустишия, тоже в какой-то мере внутренне оправданная (указанные строки как бы обводят поэму исторической рамой), все же носит слишком уж литературно-условный, «сделанный» характер; в теории словесности это называется кольцевой композицией. Очевидно, поэтому с подобной кольцевой композицией целого произведения мы встречаемся у Пушкина очень редко.

«Руслана и Людмилы» романтической песне-балладе «Черная шаль», однако и здесь этот композиционный прием употреблен не формально (не подсказан жанром песни-романса, как, скажем, построена песня двенадцати спящих дев в «Руслане и Людмиле»), а психологически мотивирован устойчивостью душевного состояния героя - безысходной «безумной» тоской человека, убившего из ревности свою возлюбленную, любовь к которой он, однако, и посейчас не может вырвать из своего «терзаемого печалью» сердца, - устойчивостью, которая композиционно и подчеркивается.

Но, почти вовсе Отказавшись в дальнейшем от применения кольцевой композиции в ее, так сказать, чистом и несколько примитивном виде (дословное замыкание конца началом), Пушкин широко использует обрамляющий принцип гармонической переклички начала произведения с его концом, принцип,, который он неуклонно, как дальше увидим, применяет почти во всех своих величайших созданиях и который под рукой гениального художника-мастера приобретает не только все более тонкую, но и все более отвечающую идейному замыслу произведения и тем самым все более внутренне оправданную, естественную, то есть реалистическую, мотивировку.



 
© 2000- NIV