Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Женские образы в романе «Евгений Онегин» А. С. Пушкина (вариант 8)

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Евгений Онегин

«Евгений Онегин» А. С. Пушкина

«пир младых затей» в лицейской келье юного поэта, много раз меняла свой облик: «несла свои дары и, как вакханочка, резвилась» в среде молодых бунтарей и вольнодумцев, Ленорой при луне скакала рядом с поэтом по романтическим скалам Кавказа, «смиренные шатры племен бродячих посещала», пока вдруг не явилась поэту в образе Татьяны Лариной:

Предстала барышней уездной

С печальной думою в очах,

С французской книжкою в руках.

«Милый идеал» поэта, его любимая героиня, Татьяна станет на долгие годы олицетворением пушкинской музы, начиная с ее первого появления и до того момента, когда поэт впервые приведет ее на светский раут.

Во второй главе «Евгения Онегина», познакомив читателей и с деревенским окружением героя, и с Владимиром Ленским, Пушкин подробно рассказывает о семье Лариных. Перед читателем проходят очень непохожие персонажи, очень разные женские лица я характеры. «Простой и добрый барин», «смеренный грешник Дмитрий Ларин к этому времени уже тихо почил, и вся семья к моменту действия романа состояла исключительно из женщин: матери, двух дочерей на выданье и старой няни. Именно эти героини, занимая разное место в романе, помогают Пушкину написать удивительные картины патриархальной жизни поместного русского дворянства и на фоне этой неторопливой жизни поставить серьезные вопросы о положении и месте женщины в русском обществе начала ХIХ века. Чтобы понять самобытность и уникальность личности главной героини, автор вводит читателя в круг ее семьи, подробно перечисляя асе те важные приметы, без знания которых невозможно правильно понять ни события, происходящие вокруг Ларина ни характер самой Татьяны. Пушкин с иронией пишет и о матери, и об Ольге, и даже порой о Татьяне, но это добрая ирония, за которой скрывается природная любовь Пушкина к устойчивому, неспешному, гостеприимному укладу сельской жизни. За деревенскими главами «Онегина» стоит любимый Пушкиным дом Осиповых - Вульф, соседей Михайловского. Там, в Тригорском, тоже соблюдались все обряды и правила русской жизни там было шумно, бестолково и гостеприимно, там всем заправляла Прасковья Александровна Осипова. В большой и верный друг Пушкина, там блистали юностью я красотой дочери, там отдыхал душою Пушкин, и все эти впечатления вошли в художественный мир «Евгения Онегина».

«смиренной прозы», он возьмется за «роман на старый лад»:

Не муки тайные злодейства

Но просто вам перескажу

Преданья русского семейства,

Любви пленительные сны

Да нравы нашей старины.

«На старый лад» был, в сущности, «Евгений Онегин». Мать Татьяны, которая «любила Ричардсона... звала Прасковью в говорила нараспев... была одета всегда по моде и к липу вышла замуж, поплакала над однообразием деревенской жизни, но быстро привыкла, занялась хозяйством, «открыла тайну, как супругом самодержавно управлять», и стала образцовой русской помещицей:

Она езжала по работам,

Вела расходы, брила лбы,

И, конечно, главной ее заботой было счастье дочерей, их удачное замужество.

Пушкин создает пор трет Ольги, которую он видит глазами влюбленного поэта, но и своими собственными, отсюда и снисходительность, и ирония автора, которые особенно ярко проявятся в последних строках:

Всегда скромна, всегда послушна,

Всегда как утро весела,

Как жизнь поэта, простодушна,

Как поцелуй любви, мила;

Глаза как небо голубые,

Улыбка, локоны льняные,

Всё в Ольге. Но любой роман

Возьмите и. найдете, верно,

Ее портрет. Он очень мил.

Я прежде сам его любил,

признается, что этот «портрет» ему безмерно надоел. Онегин не столь щепетилен и свое первое впечатление от избранницы друга формулирует резко и прямо: «В чертах у Ольги жизни нет. Точь в точь в Вандиковой мадонне: кругла, красна лицом она, как эта глупая луна на этом глупом небосклоне». Скромность и послушание Ольги оборачиваются легкомыслием и непониманием. Как писал Белинский, быстро утешившись после смерти Ленского и выйдя замуж за улана, Ольга «повторит свою маменьку с теми изменениями, которых потребует время».

Совсем иной женский характер создан Пушкиным в образе Татьяны, которая «в семье своей родной казалась девочкой чужой». «Ни красотой сестры своей, ни свежестью ее румяной не привлекла б она очей». Однако, в отличие от Ленского, Онегин при первой же встрече с сестрами Лариными почувствовал незаурядность в глубокую поэтическую сущность старшей сестры: «Неужто ты влюблен в меньшую?» - «А что?» - «Я вы брал бы другую, когда б я был, как ты, поэт».

Конечно, Татьяна, «русская душою», усвоила очень многое из традиционного уклада своей семьи:

Татьяна верила преданьям

Простонародной старины:

И снам, и карточным гаданьям,

Татьяна тонко чувствует природу, поэзию, верит в любовь и не боится своего чувства. Ее письмо Онегину это не только удивительная лирическая исповедь («Вообрази: я здесь одна, никто меня не понимает, рассудок мой изнемогает, и молча гибнуть я должна»), но и поступок, свидетельствующий о силе характера, о независимости от общественного мнения, которое, узнай соседи об ее поступке, осудило бы барышню самым решительным образом. Отповедь Онегина, дуэль Онегина и Ленского, отъезд Онегина из деревни и все более усиливающееся чувство одиночества рядом с мольбами матери - все это заставляет Татьяну согласиться на замужество, ставящее точку и на ее юности, и на несбывшейся любви. Чувство долга и чести заставляет ее отказать Онегину после его признания: «Я вас люблю - к чему лукавить? Но я другому отдана, я буду век ему верна».

«Именно отдана, а не отдалась. И не это ли профанация чувства? И где с большей силой может сказаться свобода женщины, если не в чувстве?» Говоря о свободе чувства, Белинский, несомненно, прав, но Татьяна, с ее природной честностью и искренностью не пытается скрыть свою любовь к Онегину, однако воспитанное в ней чувство долга и чести не позволяет ей иначе решить свою судьбу. Думается, что этот поступок героини свидетельствует не о профанации чувства, а о гармонии ее личности, пленяв шей автора и, кстати, великолепно почувствованной Белинским: «Она вся создана как бы из одного цельного куска, без всяких приделок и примесей. Вся жизнь ее проникнута тою целостностью, тем единством, которое в мире искусства составляет высочайшее достоинство художественного произведения.

«Евгении Онегине» Пушкин помнил о своей няне Арине Родионовне, и любовь и нежность к ней («Подруга дней моих суровых, голубка дряхлая моя! Отразились в романе с удивительной силой. Образ няни - образ эпизодический, но, хотя ему уделено не много места, он незабываем. Покорность судьбе («Так, видно, Бог велел»), сострадание к Татьяне, забота о ней - все эти черты русской крестьянки вызывают в душе поэта не меньший отзвук, чем чувства и поступки героини. И не случайно в последнем разговоре с Онегиным Татьяна вспоминает места своего детства, свою покойную няню как самое светлое и счастливое, что было в ее жизни:

А мне, Онегин, пышность эта,

Мой модный дом и вечера -

Что в них? Сейчас отдать я рада

Весь этот блеск, и шум, и чад

За полку книг, за дикий сад,

За наше бедное жилище,

За те места, где в первый раз,

да за смиренное кладбище,

Где нынче крест и тень ветвей

Над бедной нянею моей...

Подвиг Пушкина состоял не только в том, что он впервые создал тип героя, о котором Достоевский сказал: «Это дитя эпохи, это вся эпоха, первый раз сознательно на себя взглянувшая». Еще больший подвиг был совершен поэтом него открытии типа русской женщины - типа, которому суждено будет долгое и счастливое развитие в нашей литературе. Вслед за Татьяной в русскую литературу войдут тургеневские героини, женские характеры Толстого и Достоевского, герои ни Островского в Чехова, но Татьяна навсегда останется первым в нашей литературе великим женским образом.



 
© 2000- NIV