Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Падение и Возрождение Онегина

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Евгений Онегин

1. Выморочный день Онегина в первой главе романа:

А) «Бывало, он еще в постеле: / К нему записочки несут. / Что? Приглашенья? В самом деле, / Три дома на вечер зовут...» Но «еще в постеле» в светской круговерти - не утро, а «на вечер» не значит вечер. «Утро в полночь обрати... Проснется за полдень...» - вот цикличность светского времени.

«обедом», который прозвонит герою его «недремлющий брегет». К тому же «обед» и не просто еда, призванная удовлетворить естественное чувство голода. Определяемый брегетом, он- ритуал, заканчивающийся с началом нового ритуала независимо от того, насытился ли человек. «Еще бокалов жажда пробит /Залить горячий жир котлет, / Но звон брегета им доносит, / Что новый начался балет». Всесильный в установленной им цикличности брегет властвует над героем;

Б) резкий, контраст дня Онегина с днем остального мира:

«Встает купец, идет разносчик,/ На биржу тянется извозчик...» и т. д. (строфа XXXV, где есть еще и такая строчка: «Проснулся утра шум приятный»), и Онегин, который именно в это время «полусонный / В постелю с бала едет...»;

«Она любила на балконе / Предупреждать зари восход...», т. е. просыпается с живой природой и уже только этим противопоставлена механическому распорядку светской жизни, ее надменной надчеловечности, которая подобно коррозии разъедает человеческую душу.

2. Разочарованность Онегина:

А) в женщинах - в «причудницах большого света»;

Б) «Измены утомить успели; / Друзья и дружба надоели»;

В) «... разлюбил он наконец / И брань, и саблю, и свинец»;

Г) «... рано чувства в нем остыли; / Ему наскучил света шум...» - «... русская хандра» / Им овладела понемногу; / Он застрелиться, слава Богу, / Попробовать не захотел, / Но к жизни вовсе охладел».

3. «Разве он знает душу человеческую?» (Достоевский об Онегине). Что знает Онегин о людях? Он знает, что они:

В) завистливы;

Г) корыстолюбивы;

Д) изменчивы в любви;

Е) непостоянны в дружбе;

«Кто жил и мыслил, тот не может / В душе не презирать людей» - вот итог такого знания.

«Иных он очень отличал / И вчуже чувство уважал». Но как раз это «иных» и это «вчуже» свидетельствуют о его характерной избирательности, допускающей только, что есть люди не хуже его, равные ему.

«чувству превосходства», истинное содержание которого раскрывает, следуя своему эпиграфу, пушкинский роман.

4. «... Который внутри себя гораздо проще, лучше и добрее своих идеалов, который наделен критическою способностью здорового русского смысла, то есть прирожденною, а не приобретенною критической способностию, который - критик, потому что даровит, а не потому что озлоблен, хотя сам и хочет искать причин своего критического настройства в озлоблении, и которому та же критическая способность может - того и гляди,- указать дорогу...» (Аполлон Григорьев об Онегине):

А) подневольная дуэль Онегина (подневольная, потому что у него не хватило духу и смелости от нее отказаться: «Но шепот, хохотня глупцов»);

«Несчастный Ленский жертвой пал...» - вспоминает об этом Онегин в письме к Татьяне;

В) поспешный отъезд Онегина из деревни после убийства Ленского;

«Отрывках из путешествия Онегина», узнаем, что, они были больше похожи на беспорядочное бегство (вспомним Алеко и Чацкого, которые бегут от себя, но не могут убежать): так, если в Нижнем Новгороде Онегин успел почувствовать «меркантильный дух» Макарьевской ярмарки, если на Кавказе при виде больных он сетует: «Я молод, жизнь во мне крепка; / Чего мне ждать? тоска, тоска!..», то Астрахань он проскакивает как бы сомнамбулически: сообщая о том, что герой едет в нее, автор не удостаивает этого города ни единой строчкой. «И путешествия ему, / Как всё на свете, надоели», - говорит об этом автор в восьмой главе романа, где Онегин встречает замужнюю Татьяну и где начинается его духовное возрождение...

Д) Духовное возрождение Онегина напрямую связано со встречей с Татьяной, и в этом нет ничего удивительного: Татьянино замужество, обусловившее высокое положение героини в свете, заставило, разумеется, свет почтительно склониться перед ней. Но подлинное ее торжество над ним в том, что «цвет столицы» словно поджимает хвост, тушуется перед Татьяной, где бы она ему ни являлась - в ее доме или на ее выездах.

«К ней дамы подвигались ближе; / Старушки улыбались ей; / Мужчины кланялися ниже, / Ловили взор ее очей; / Девицы проходили тише / Пред ней по зале...» - вот как духовно воздействует на людей Татьяна, заставляя их стать лучше, чем они есть! Разумеется, такому же духовному воздействию подвергся и Онегин.

5. «Пушкин даже лучше бы сделал, если бы назвал свою поэму именем Татьяны, а не Онегина, ибо бесспорно она главная героиня поэмы» (Достоевский). Но, называя роман именем Онегина, Пушкин не умалял этим фигуры Татьяны. Герой и героиня - Онегин и Татьяна - очень много значат в жизни друг друга. И все же если Онегину суждено, пробудив ее душу к любви, как бы испытать душу влюбленной в него Татья-

хандрой, но как бы усыплена ею. Иными словами: не столько Онегин существует в романе ради Татьяны, сколько Татьяна ради Онегина. Поэтому он, а не она тот герой, во имя которого затеяно повествование.

«Эй, смотри: хандра хуже холеры, одна убивает только тело, другая убивает душу», - Пушкин писал это в 1831 г. Плетневу, после того как закончил роман, где указал на единственное средство, которое в состоянии избавить человека от опаснейшего душевного недуга, - на любовь!



 
© 2000- NIV