Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Москва и Петербург на страницах романа А. Пушкина "Евгений Онегин" (вариант 3)

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Евгений Онегин

Москва и Петербург на страницах романа А. Пушкина "Евгений Онегин"

«Евгений Онегин» А. С. Пушкина «энциклопедией русской жизни», так как в этом произведении представлена жизнь всех слоев населения России начала XIX века, широта охвата действительности необычайна.

В первой главе автор подробно характеризует Петербург, его нравы, обычаи. Узнавая об образе жизни, который ведет Онегин, читатель видит «брега Невы», театр («Театр уж полон; ложи блещут; Партер и кресла - все кипит... И, взвившись, занавес шумит»), улицы, бульвары (« Перед померкшими домами Вдоль сонной улицы рядами Двойные фонари карет Веселый изливают свет И радуги на снег наводят...», «Надев широкий боливар, Онегин едет на бульвар... »), петербургские балы. Жизнь юного героя полностью подчинена образу жизни, который ведет светское общество Петербурга; она состоит сплошь из развлечений:

Бывало, он еще в постеле:

К нему записочки несут.

Что? Приглашенья? В самом деле,

Там будет бал, там детский праздник.

Куда ж поскачет мой проказник?

«полусонный в постелю с бала едет», а «Петербург неугомонный Уж барабаном пробужден. Встает купец, идет разносчик, На биржу тянется извозчик, С кувшином охтенка спешит... И хлебник, немец аккуратный, в бумажном колпаке, не раз Уж отворял свой ва-сисдас».

Уклад жизни москвичей подробно описан автором в седьмой и восьмой главах, когда в Москву везут сватать Татьяну:

Передними

Уж белокаменной Москвы,

Как жар, крестами золотыми

Горят старинные главы.

Вот, окружен своей дубравой,

Петровский замок. Мрачно он

Недавнею гордится славой...

Белеют: вот уж по Тверской

Мелькают мимо будки, бабы,

Мальчишки, лавки, фонари,

Дворцы, сады, монастыри,

Бухарцы, сани, огороды,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды,

«Ах, братцы! был доволен, Когда церквей и колоколен, Садов, чертогов полукруг Открылся предо мною вдруг!», «Москва, я думал о тебе! Москва... как много в этом звуке Для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!»), гордится ею:

Напрасно ждал Наполеон,

Последним счастьем упоенный,

С ключами старого Кремля:

К нему с повинной головою.

Москва более патриархальна, чем Петербург. Жизнь старшего поколения размеренна и однообразна:

Но в них не видно перемены;

Все в них на старый образец;

У тетушки княжны Елены

Все тот же тюлевый чепец;

Все то же лжет Любовь Петровна,

Иван Петрович так же глуп,

Семен Петрович так же скуп,

У Пелагеи Николавны

Все тот же друг мосье Финмуш,

И тот же шпиц, и тот же муж;

А он, все клуба член исправный,

Все так же смирен, так же глух

И так же ест и пьет за двух.

Образ жизни светских москвичей мало чем отличается от жизни петербургской аристократии:

Такой бессвязный, пошлый вздор;

Все в них так бледно, равнодушно;

Они клевещут даже скучно;

В бесплодной сухости речей,

Расспросов, сплетен и вестей

Не вспыхнет мысли в целы сутки,

Хоть невзначай, хоть наобум;

Не улыбнется томный ум,

И даже глупости смешной

В тебе не встретишь, свет пустой.

И в Петербурге, и в Москве превыше всего ценится мнение высшего света. Не зря Евгений Онегин даже в деревне, боясь прослыть трусом, принимает от Ленского вызов на дуэль. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы заслужить уважение в высшем обществе. Примером тому служит главный герой:

Острижен по последней моде;

Как dandy лондонский одет -

И наконец увидел свет.

Он по-французски совершенно

Легко мазурку танцевал

И кланялся непринужденно;

Чего ж вам больше? Свет решил,

Что он умен и очень мил. Сам автор замечает с иронией:

Так воспитаньем, слава богу,

У нас не мудрено блеснуть.

(Судей решительных и строгих)

Имел он счастливый талант

Коснуться до всего слегка,

С ученым видом знатока

Хранить молчанье в важном споре

И возбуждать улыбку дам

Огнем нежданных эпиграмм...

Чтоб эпиграфы разбирать,

Потолковать об Ювенале,

В конце письма поставить vale,

Из Энеиды два стиха.

Главное среди аристократов - достаток, высокое положение в обществе, тонкое обращение и соблюдение внешних приличий. Евгений не занят полезным делом («Зевая, за перо взялся, Хотел писать - но труд упорный Ему был тошен; ничего Не вышло из пера его...», «Томясь душевной пустотой, Уселся он - с похвальной целью Себе присвоить ум чужой; Отрядом книг уставил полку, Читал, читал, а все без толку...»). Но он умеет «... лицемерить, Таить надежду, ревновать, Разуверять, заставить верить, Казаться мрачным, изнывать, Являться гордым и послушным, Внимательным иль равнодушным.... Как он умел казаться новым, Шутя невинность изумлять, Пугать отчаяньем готовым, Приятной лестью забавлять... Как рано мог уж он тревожить Сердца кокеток записных! Когда ж хотелось уничтожить Ему соперников своих, Как он язвительно злословил! Какие сети им готовил!» Все эти «таланты», которыми обладает герой, делают его востребованным в обществе.

Как твердо в роль свою вошла! Как утеснительного сана Приемы скоро приняла!

В сей величавой, в сей небрежной

Законодательнице зал?

Но все же, даже вращаясь в высшем обществе, Татьяна сохраняет свою нравственную чистоту и цельность натуры. Понятия «семья», «честь» для нее превыше всего, и даже ради любви к Онегину Таня не способна на Измену.

Широта изображения русской действительности XIX века делает роман реалистичным произведением. Я считаю, что роман имеет не только литературную ценность, но и историческую, ведь читатель может ярко представить быт и уклад жизни людей того времени.



 
© 2000- NIV