Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

О чем я думаю и что чувствую, читая письмо Татьяны (вариант 4)

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Евгений Онегин

Я к вам пишу — чего же боле,

Что я могу еще сказать?..

А. С. Пушкин

Криком души начинается письмо Татьяны. Девушки — провинциальной дворянки, воспитанной в строгости и имеющей твердые моральные устои. С детства ей внушили, что должно иметь мужа и семью, быть верной женой и хорошей матерью.

Но душа, ее девичья душа! Она мечтает! Она рвется к сказочному принцу! И вот — он! Онегин! Тот, кому “труд упорный тошен”. Ловелас и Дон-Жуан, типичный представитель дворянского сословия тех лет, жизнь проводивший в ресторанах, театрах и на балах, в ухаживании за женщинами. И вот порок и беспечность встретились с чистотой и преданностью. Онегин встретился с Татьяной.

Девичья душа всколыхнулась и воспылала страстью. Она любит и боится силы своей любви. А еще боится быть отверженной. “Теперь я знаю, в вашей воле меня презреньем наказать”. Томимая любовной мукой, она “сначала... молчать хотела”. Мечтала жить ожиданием следующей встречи:

Хоть редко, хоть в неделю раз,

В деревне нашей видеть вас...

Чтоб только слышать ваши речи,

Вам слово молвить и потом

Все думать, думать об одном

Только любивший сам поймет ее чувства. Счастье и боль, радость и мука... Они идут рядышком. Он — презрительно скучающий в этой глуши светский лев. И она:

А мы… ничем мы не блестим,

Хоть вам и рады простодушно.

Эта умная девушка вполне осознает всю пропасть между ними, и знание это лишь усугубляет ее “горькое мученье”. Естественно, она понимает, что все могло бы быть в ее жизни иначе:

Души неопытной волненья

Смирив со времен (как знать?),

По сердцу я нашла бы друга,

Была бы верная супруга

И добродетельная мать.

И, наверное, Татьяна была бы по-своему счастлива и довольна жизнью. Но “воля неба” — встреча состоялась.

Вся жизнь моя была залогом

Свиданья верного с тобой;

До гроба ты хранитель мой...

Как глубоки и прекрасны чувства этой девушки! Как хочется ей поверить в чудесное явленье! “Незримый, ты мне был уж мил”. Птица надежды вспорхнула и вознеслась к небесам, осеняя объект любви сказочным светом. Но что же это за червь сомнения шевельнулся вдруг?

Кто ты, мой ангел ли хранитель,

Или коварный искуситель:

Быть может, это все пустое...

Почему же вдруг возникает этот вопрос? Просто врожденная ли это осторожность или результат работы разума, пробившийся сквозь плотное кольцо эмоций? Однако чувства побеждают:

Но так и быть! Судьбу мою

Перед тобою слезы лью,

Твоей защиты умоляю...

“Рассудок мой изнемогает”. Одна, вынужденная скрывать свои чувства от окружающих, она робко надеется и ждет:

Я жду тебя; единым взором

Иль сон тяжелый перерви,

Поступок совершен. Письмо отправлено. Остается лишь положиться на порядочность и честь объекта воздыхания. Но есть ли они?

Кончаю! Страшно перечесть...

Стыдом и страхом замираю...

Но мне порукой ваша честь,

И смело ей себя вверяю...

— любовью. Но, увы, не выдержал этого испытания главный герой романа: напугался, отступил. Когда же наступило прозренье, оказалось, что уже поздно, ничего вернуть и исправить нельзя:

Но я другому отдана;

Я буду век ему верна.



 
© 2000- NIV