Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Женские образы в романе А. С. Пушкина "Евгений Онегин" (вариант 7)

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Евгений Онегин

Женские образы в романе А. С. Пушкина "Евгений Онегин"

В образах Ольги и Татьяны А. С. Пушкин воплотил два наиболее распространенных типа женских национальных характеров. Поэт художественно выразительно подчеркивает непохожесть, разность сестер Лариных, отнюдь, однако, не противопоставляя их друг другу: они вовсе не антиподы, просто совершенно разные психологические типы. Верный жизненной правде А. С. Пушкин, описывая восприятие Татьяной отъезда сестры с мужем, свидетельствует, что его любимая героиня, несмотря на полную, казалось бы, поглощенность в мысли о своих любовных неурядицах, душевный хаос, очень болезненно переносит расставание с Ольгой (“... смертной бледностью покрылось ее печальное лицо”, “... и сердце рвется пополам”):

Увы! подруга стольких лет,

Ее наперсница родная,

Общность детских впечатлений, забав, взросления, девичьих мечтаний связывают их прочнее, чем разъединяет духовная непохожесть, разность и душевная восприимчивость.

Внешность Ольги и ее характер автор описывает довольно кратко, не очень выразительно. Он рисует облик писаной красавицы со всеми традиционными атрибутами, без малейшего изъяна:

Улыбка, локоны льняные,

Столь же безупречный, бесконфликтный, уютный и ее внутренний мир — мир гармоничный в пределах воспринимаемого органами чувств и не стремящийся за эти пределы:

Всегда как утро весела,

Как жизнь поэта простодушна,

Как поцелуй любви мила...

Этот совершенный образ, будто бы сошедший с календаря или красочного плаката, живая иллюстрация родительских представлений об идеальном, благонравном, послушном ребенке (“Невинной прелести полна, в глазах родителей, она цвела, как ландыш потаенный...”) представляется чересчур насыщенным добродетелями и достоинствами, приторно сладким, чтобы поверить в искренность авторского восхищения. Обилие расхожих и красочных эпитетов и сравнений настораживает скрытой иронией и подвохом. И поэт подтверждает предположение внимательного читателя:

... но любой роман

Ее портрет: он очень мил,

Я прежде сам его любил,

Но надоел он мне безмерно.

А. С. Пушкин воздает должное классической правильности черт и младенческой безмятежности души героини, но он уже духовно перерос юношеское увлечение подобными образами, часто встречавшимися в любовной лирике поэта. Поэтому хотя автор и довольно-таки снисходителен к Ольге, однако беспощадно критический взгляд Онегина в определенной мере выражает и объективное отношение поэта:

В чертах у Ольги жизни нет.

Точь-в-точь в Вандиковой Мадоне:

Как эта глупая луна

На этом глупом небосклоне.

Онегин сразу выделил из двух сестер Татьяну, оценив оригинальность, одухотворенность ее облика, сложность и напряженность душевной жизни героини. Пушкин изначально подчеркивает непохожесть сестер как внешне, так и внутренне:

Итак, она звалась Татьяной.

Ни свежестью ее румяной

Не привлекла 6 она очей.

Дика, печальна, молчалива,

Казалась девочкой чужой.

Внешность своей любимой героини автор передает опосредствованно, в сравнении с обликом Ольги, выражая этим вторичность физического по отношению к духовному, подчеркивая, что только озаренность лица духовным огнем делает его прекрасным. Татьяна любит и великолепно чувствует природу, она живет просто и естественно, в полной гармонии с восходами и закатами, с холодной красотой зимы и пышным убранством осени. Природа питает ее духовный мир, способствует уединенной мечтательности, сосредоточенности на движениях своей души, простоте и естественности поведения. Забавам и развлечениям сверстников она предпочитает “страшные рассказы зимою в темноте ночей”, красочные, полные глубокого, таинственного смысла народные песни и обряды.

Татьяна увлеченно читала сентиментальные романы, искренне сопереживая их героям, восхищаясь высоким накалом их чувств. И когда пришла пора влюбиться, огонь ее любви вспыхнул ярким, неугасимым пламенем: его питали и романтические чувства любимых персонажей, и неутолимый жар одинокой, стремящейся к высокому общению души, и цельность и глубина этой самобытной, органичной натуры, взлелеянной загадочными романтическими образами устного народного творчества. Как искренне, непосредственно выражает Татьяна сумбур своей души, глубину чувств, как естественно передает смущение и стыд, надежду и отчаяние в письме к Онегину:

Зачем вы посетили нас?

То воля неба: я твоя...

Я жду тебя: единым взором

Надежды сердца оживи

И Татьяна оказалась верна своей первой и единственной любви (“И в одиночестве жестоком сильнее страсть ее горит, и об Онегине далеком ей сердце громче говорит...”), в отличие от Ольги, очень скоро утешившейся в замужестве (“Мой бедный Ленский! изнывая, не долго плакала она, Увы! Невеста молодая своей печали не верна”). Правда, судьба распорядилась так, что Татьяна стала женой другого, но в этом не ее вина. Молодая женщина отвергает любовь Онегина из-за верности устоям впитанной с детства народной морали, нежелания разрушить жизнь любящего ее человека. В этом ее жизненная драма.

Я вышла замуж. Вы должны,

Я вас прошу, меня оставить;

Я знаю: в вашем сердце есть

И гордость и прямая честь.

Я вас люблю (к чему лукавить?),

Я буду век ему верна.

А. С. Пушкин в “Евгении Онегине” нарисовал нам два непохожих, но, несомненно, знакомых нам по жизни женских характера. Разумеется, характер Ольги встречается чаще, но и с образом Татьяны, может быть, не столь ярким в тех или иных проявлениях, мы обязательно столкнемся на жизненном пути.

“... характер положительный — пушкинская Ольга — и идеальный — его же Татьяна. Один — безусловно, пассивное выражение эпохи, тип, отливающийся, как воск, в готовую, господствующую форму.

Другой — с инстинктами самосознания, самобытности, самодеятельности. Оттого первый ясен, открыт, понятен сразу...

Другой, напротив, своеобразен, ищет сам своего выражения и формы, и оттого кажется капризным, таинственным, малоуловимым”.



 
© 2000- NIV