Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Картины русской природы в романе «Евгений Онегин»

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Евгений Онегин

«Евгений Онегин»

Обычно отмечаются следующие главы и строфы романа: Лето - глава 4, строфа 40; глава 7, строфа 15. Осень - глава 4, строфы 40-41; глава 7, строфа 29. Зима - глава 4, строфа 42; глава 5, строфы 1-2, 9; глава 7, строфа 30. Весна - глава 7, строфы 1-3. Грустная лирическая настроенность этого описания хорошо гармонирует с настроением всей главы, она дает основной лирический тон главе - следовательно, пейзаж в романе Пушкина играет определенную композиционную роль. Пушкин несколько раз описывает в романе разные времена года это помогает читателю воспринять хронологические рамки романа, дает перспективу времени, текучесть жизни. Рассказывая о предстоящем отъезде Татьяны в Москву, поэт сжато и ярко описал смену лета осенью, осени - зимой.

Настала осень золотая.

Природа трепетна, бледна

Как жертва пышно убрана...

(глава 7, строфа 29)

Сравним эту картину с описанием осени в главе четвертой (строфы 40-41) -здесь совсем другие краски, другие настроения. Мы чувствуем, что эта осень особенно близка сейчас настроению Татьяны, она как-то связана с ее судьбой, с ее будущим.

Вот север, тучи нагоняя,

Дохнул, завыл и вот сама

Идет волшебница зима.

Сравним это описание с веселой, радостной зимой в главе четвертой:

Звездами падая на брег.

Татьяне страшен зимний путь.

единством развивающихся событий: от зимнего пейзажа идет переход к характеристике Татьяны - «русской душою», на фоне зимней холодной ночи даны гадания Татьяны, на фоне зимнего пейзажа воспроизводится ее сон, предвещающий беды, несчастия, на этом же фоне поэт описывает дуэль и смерть Ленского.

То видит он: на талом снеге

Недвижим юноша лежит,

И слышит голос: что ж? убит!

такою вспоминается Онегину эта страшная минута жизни.

На почти таком же фоне поздней зимы и начинающейся ранней, еще по-зимнему холодной весны происходит последняя встреча Онегина и Татьяны.

жизни, смены лет, возрастов, настроений, жизненных судеб, «увяданья наших лет, которым возрожденья нет».

Пейзаж играет большую роль и в раскрытии основных образов романа: Онегина и Татьяны. Деревенский пейзаж во второй - шестой главах романа не связан с образом Онегина, да и сам Онегин не любит природы:

Два дня ему казались новы

Уединенные поля,

Прохлада сумрачной дубровы,

Журчанье тихого ручья;

На третий роща, холм и поле

Его не занимали боле;

Потом уж наводили сон

(глава 1, строфа 54)

«Однако в иоле уж темно;

Скорей! пошел, пошел, Андрюшка!

Какие глупые места!»

(глава 3, строфа 4)

В противоположность Онегину образ Татьяны дан автором на фоне природы, он неотрывен от сельского пейзажа. Восход солнца, который встречает на балконе Татьяна (глава 2, строфа 28), и сад, в который ходит грустить Татьяна, где происходит сцена свидания с Онегиным (глава 3, строфа 16; строфы 38- 39), и ночной пейзаж при свете луны во время разговора с няней (глава 3, строфы 16, 20, 21), и раннее утро после бессонной ночи (глава 3, строфа 32), и зимнее утро в начале пятой главы (строфа!-2), и холодную зимнюю" ночь, когда гадает Татьяна (глава 5, строфа 9), и зимний пейзаж ее страшного сна (глава 5, строфа 13), и ночь накануне именин (глава 6, строфа 2), и весенний пейзаж седьмой главы, и летний вечер, когда одинокая Татьяна приходит в дом Онегина (глава 7, строфа 15), нее прощание с родными местами перед отъездом в Москву (глава 7, строфа 28 и следующие).

В романе ярко звучит тема родины, живет воздух ее полей, шум её лесов, жизнь и историческое прошлое ее народа (тема Москвы в седьмой главе), видится неоглядная даль «сумрачной России» (глава 1, строфа 50). Все это раздвигает не только пространственные, но и временные рамки романа.



 
© 2000- NIV