Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Изображение дворянства в романе Пушкина «Евгений Онегин» (вариант 2)

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Евгений Онегин

Изображение дворянства в романе Пушкина «Евгений Онегин»

Трудно, почти невозможно создать в художественном произведении картину определенной эпохи, используя только образы главных героев и указывая на конкретные исторические или социальные события. Это будет лишь эскиз, неполный набросок, без оттенков и полутонов, которые появляются при сравнении. Именно поэтому так важны в романе авторские отступления, создающие яркий фон картины того времени и делющие образы главных героев еще более выпуклыми. Не менее важно и изображение героев второстепенных, типажей дворянства того времени. Мыслимо ли представить себе Онегина, Татьяну, Ленского, Ольгу вне их окружения? Это риторический вопрос, ответ на который ясен. Пушкин дает нам возможность понять, как воспринимают жизнь его главные герои, рисуя их отношение к событиям и окружающим. Каким ярким раскрывается характер Евгения, когда он рассуждает о «дяде самых честных правил», который

Лет сорок с ключницей бранился,

В окно смотрел и мух давил,

«календарь осьмого года», но дружно сделавших вывод:

Сосед наш неуч, сумасбродит;

Он фармазон; он пьет одно

Стаканом красное вино;

Все да, да нет; не скажет да-с иль нет-с?

Знакомя читателя с Владимиром Ленским, автор подчеркивает,

что герой живет

Мог оценить его дары.

Их разговор благоразумный

О сенокосе, о вине,

О псарне, о своей родне,

Ни поэтическим огнем

Ни остротою, ни умом!..

Трясина бессмысленности и обыденности постепенно затянула в болото мать Лариных - когда-то романтическую барышню. Ольга тоже не избежит этой участи. Не избежал бы ее, возможно, и Ленский, и тогда:

Узнал бы жизнь на самом деле,

Подагру б в сорок лет имел,

Пил, ел, скучал, толстел, хирел.

И, наконец, в своей постеле

Скончался посреди детей,

Плаксивых баб и лекарей!

Татьяны. Все это убеждает читателя, что Татьяна в этой среде - исключительное явление, а Евгений Онегин - вообще гость, появившийся неожиданно и ненадолго.

Но может быть, перед нами убогая провинция, а в столице все иначе? Но нет. Мы видим и московских дворян - родичей Лариных и высший свет столицы. У нас есть возможность сравнить и этих людей с Онегиным и Татьяной. Московские барышни свысока поглядывают на провинциальный наряд и прически Татьяны, но

Все в них так бледно, равнодушно;

Они клевещут даже скучно.

В бесплодной сухости речей,

Не вспыхивает мысли в целы сутки...

Словом, московское окружение Татьяны отличается от сельского только внешне. Именно здесь может появиться дама, влюбленная, как мать Ольги и Татьяны, в романы «не потому, что их прочла», а наслушавшись восторженных отзывов кузины! Косность, статичность, нудность Пушкин мастерски подчеркивает повторением указательных слов «такой же», «то же», «так же».

«так же» лжет, а «то же» лжет» - разве можно точнее сказать о застое мыслей, чувств этого круга! И хотя поэт показывает не однородную толпу - безликий монолит, изображение высшего света таково, что люди кажутся мухами, запутавшимися в липкой паутине!

А гости на балу в Петербурге? Чем они отличаются от деревенский гостей на именинах? Само построение фраз подчеркивает, что отличие практически отсутствует. Героиня Пушкина здесь столь же чужая, а потому она грустит о единственной искренней душе в ее жизни - о няне.

Выходит, все три пласта дворянства: сельское, московское и петербургское - практически неразличимы. Так что Татьяна - исключение из правил, а Онегин - не «лишний человек» в этом обществе, а просто неординарная личность, которая переросла свою среду, может не дождаться перемен в ней, но вынуждена жить и хочет жить достойно и разумно, а потому снисходительно смотрит на тех, кто так и не сумел подняться, навсегда застыл в липкой паутине повседневности.



 
© 2000- NIV