Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Белинский о романе Пушкина «Евгений Онегин» (вариант 2)

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Евгений Онегин

Белинский о романе Пушкина «Евгений Онегин»

Творчество Пушкина привлекло внимание многих критиков как в девятнадцатом веке, так и в наши дни, но статьи Белинского о Пушкине занимают особое место. Можно с уверенностью сказать, что они остаются непревзойденными по глубине анализа, по простоте (в хорошем смысле слова) изложения, и почти по всем вопросам признаются соответствующими современной трактовке пушкинского творчества. Пушкину критик посвятил 10 статей, две из которых - восьмая и девятая - представляют подробный анализ романа «Евгений Онегин».

Белинский, как и многие современники Пушкина, очень высоко оценил роман. Об этом он говорит уже в первых строках своей статьи, посвященной «Евгению Онегину», что и задаёт тон всему последующему анализу. Даже то что, на первый взгляд, могло бы показаться недостатком романа, рассматривается им как достоинство произведения. «... То, что теперь критика могла бы с основательностью назвать в «Онегине» слабым и устаревшим, даже и то является исполненным глубокого значения, великого интереса, - отмечает критик. - И нас приводит в затруднение не одно только сознание слабости наших сил для вечной оценки такого произведения, но и необходимость в одно и то же время во многих местах «Онегина», с одной стороны, видеть недостатки, а с другой - достоинства».

Начинает критик с оценки романа в целом, справедливо отдавая должное его глубокой народности, которую он понимает в духе гоголевского определения того, что «народность состоит не в описании сарафана». «... У нас издавна укоренилось престранное мнение, будто бы русский во Фраке или русская в корсете - уже не русские и что русский дух даёт себя чувствовать только там, где есть зипун, лапти, сивуха и кислая капуста, - пишет критик. -... Нет, и тысячу раз нет!». «Евгений Онегин» действительно «в высшей степени оригинальное и национальное произведение», и сейчас это ни у кого не вызывает сомнения.

историческим, «хотя в числе... героев нет ни одного исторического лица».

Как великую заслугу Пушкина Белинский отмечает то, что поэт в романе «является представителем впервые пробудившегося общественного самосознания». Он сравнивает роман с другим произведением современника Пушкина. «Вместе с современным ему гениальным творением Грибоедова - «Горе от ума» - стихотворный роман Пушкина положил прочное основание новой русской поэзии, новой русской литературе», - утверждает критик.

«Почему же образ Онегина так быстро устарел?» - спрашивает Белинский и тут же сам отвечает: «Разве это не великая заслуга со стороны поэта, что он так верно умел схватить действительность известного мгновения из жизни общества? Если б в «Онегине» ничто не казалось теперь устаревшим или отсталым от нашего времени, - это было бы явным признаком, что в этой поэме нет истины, что в ней изображено не действительно существовавшее, а воображаемое общество; в таком случае, что ж бы это была за поэма, и стоило ли бы говорить о ней?».

Дав верную оценку роману, его художественному своеобразию, исторической роли, Белинский переходит к рассмотрению образов главных героев: Онегина, Татьяны, Ленского.

Кто же такой Онегин? На самом ли деле он столь безнравственен, как его пытались изобразить современные Пушкину критики? «Нет», - не сомневаясь говорит Белинский. Он почти полностью оправдывает пушкинского героя. «... Онегин не был ни холоден, ни сух, ни черств»; «... в душе его жила поэзия..., он был не из числа обыкновенных, дюжинных людей». Хотя тут же Белинский называет Онегина «страдающим эгоистом», «эгоистом поневоле», но и в этом он не столько упрекает самого героя, сколько утверждает, что в существовании этих негативных сторон натуры Онегина во многом виновато общество. Белинский старается понять Онегина, а не осудить его. Он, очевидно, не может принять онегинского образа жизни, но то, что критик понял главную суть пушкинского героя, не вызывает сомнения.

С особой наглядностью это проявляется в том, как Белинский расценивает поведение Онегина по отношению к Татьяне. Критик прав - «сердце имеет свои законы», поэтому нельзя было «заставить» Онегина полюбить Татьяну в деревне. «Онегин - характер действительный, в том смысле, что в нем нет ничего мечтательного, фантастического, что он мог быть счастлив или несчастлив только в действительности и через действительность».

«Онегин не годится в гении, не лезет в великие люди, но бездеятельность и пошлость жизни душат его; он даже не знает что ему надо, чего ему хочется; но он знает, и очень хорошо знает, что ему не надо, что ему не хочется того, чем так довольна, так счастлива самолюбивая посредственность».

Белинский отмечает также острый ум и наблюдательность Онегина, который быстро определил разницу между Татьяной и Ольгой. Разлученный с Татьяной смертью Ленского, он лишается всего, что хоть сколько-нибудь связывало его с людьми. «В 26 лет так много пережить, не вкусив жизни, так изнемочь, устать, ничего не сделав, дойти до такого безусловного отрицания, не перейдя ни через какие убеждения: это смерть!» - заключает критик. «Но Онегину не суждено было умереть, - продолжает Белинский, - не отведав от чаши жизни: страсть сильная и глубокая не замедлила разбудить дремавшие в тоске силы его духа».

и до общественной деятельности. Но сказать точно этого нельзя. «Силы этой богатой натуры остались без приложения, жизнь без смысла, роман без конца», - таким выводом заканчивает Белинский анализ образа главного героя романа и переходит к рассмотрению характера Ленского.

«Это было существо, доступное всему прекрасному, высокому, душа чистая и благородная». Критик отмечает, что в характере Ленского, совершенно чуждого действительности, Пушкин воплотил новый образ в русской литературе. Это романтик по натуре и по духу, свойственному многим людям того времени - 20-м годам ХIХ века. В 40-е годы XIX века Белинский вел непримиримую борьбу с этим течением в литературе и манерой поведения, образом жизни, поэтому, в отличие от автора романа, он дает этому герою более жесткую оценку. Пушкин оставляет два возможных варианта судьбы Ленского, но критик уверен, что «с Ленским сбылось бы непременно последнее. В нем было много хорошего, но лучше всего то, что он был молод и вовремя для своей репутации умер. ... Останься он жив, Пушкину ничего было бы с ним делать», кроме как распространить на целую главу то, что он так полно высказал в «одной строфе».

Отдельная статья посвящена Татьяне. Белинский высоко оценивает заслугу Пушкина в создании этого образа: «Едва ли не весь подвиг поэта в том, что он первый поэтически воспроизвел в лице Татьяны русскую женщину». Описывая типичных девушек того времени, к которым принадлежала и Ольга, сестра Татьяны, Белинский отмечает: «Но среди этого мира нравственно увечных явлений изредка удаются истинно колоссальные исключения, которые всегда дорого платятся за свою исключительность и делаются жертвами собственного своего превосходства. Натуры гениальные, но не подозревающие о своей гениальности, они безжалостно убиваются бессознательным обществом, как очистительная жертва за его собственные грехи. ... Такова Татьяна Пушкина».

«Татьяна - это редкий, прекрасный цветок, случайно выросший в расселине дикой скалы»,- пишет критик. Он тщательно разбирает каждый ее шаг, пытается проникнуть в эту сложную и противоречивую натуру. Такое внимание оправдано тем, подобный характер не сразу был понят читателями. Каждый поступок Татьяны открывает в ней новые черты, но везде она остается самой собой. Это особо подчеркивает Белинский: «Татьяна создана как будто из одного цельного куска без всяких переделок или примесей. ... Страстно влюбленная, простая деревенская девушка, потом светская дама, Татьяна во всех положениях своей жизни - одна и та же». Анализируя судьбу героини, критик пишет: «Любовь для нее могла быть или величавшим блаженством, или величайшим бедствием всей жизни, без всякой примирительной середины».

Много внимания уделяет критик последнему разговору Татьяны с Онегиным.

«В нём высказалось все то, - пишет он, - что составляет сущность русской женщины с глубокою натурою, развитою обществом». Размышляя о последних словах Татьяны, обращенных к Онегину, Белинский отмечает, что «общество пересоздало» Татьяну, призванную по своей натуре жить жизнью сердца. Он говорит о том, что «женщина не может презирать общественного мнения, но может им жертвовать скромно, без фраз». Однако, вероятно, ближе к пушкинскому замыслу другая сторона этого вопроса, которую также отмечает исследователь - повиновение «высшему закону - закону своей натуры, а ее натура - любовь и самоотвержение». В целом, как считает критик, в этом последнем монологе Татьяны отразился «тип русской женщины», столь же восхитительной для него, как и для Пушкина.

«В лице Онегина, Ленского и Татьяны Пушкин изобразил русское общество в одном из фазисов его образования, его развития. ... Личность поэта, так полно и ярко отразившаяся в этой поэме, везде является такою прекрасною, такой гуманною». «Онегина» можно назвать энциклопедией русской жизни и в высшей степени народным произведением».

его бессмертие. И всё-таки заканчивает свои статьи критик словами поэта, потому что, как отмечает сам Белинский, пушкинские строки «своим непосредственным впечатлением на душу читателя лучше нас выскажут то, что бы хотелось нам высказать».

веке в статьях Писарева «Пушкин и Белинский» и Добролюбова «Что такое обломовщина?», а в нынешнем столетии отмеченные в работах виднейших пушкинистов, таких, как Бонди, Гуковский, Цявловская, Благой и многих других. И все же статьи Белинского не утратили своего значения. Это классическое исследование романа, в котором дана объективная, исторически точная оценка выдающегося творения Пушкина, соответствующая его подлинному художественному смыслу.



 
© 2000- NIV