Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Комические и в то же время великие герои А. С. Пушкина

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Капитанская дочка

КОМИЧЕСКИЕ И В ТО ЖЕ ВРЕМЯ ВЕЛИКИЕ ГЕРОИ А. С. ПУШКИНА

«Капитанской дочки» реально существовали только Пугачев со своими сподвижниками и государыня Екатерина. Благодаря мемуарной форме повествования изображение этих персонажей лишено тех стереотипов, с помощью которых часто изображают «великих людей».

Читатель не видит ни известных полководцев, ни знаменитых государственных деятелей, он видит живых людей; нет здесь героических баталий, более того, описания военных действий по возможности опускаются, как, например, опущен рассказ об осаде Оренбурга.

Многие события, описанные в романе, не имели решающего значения для истории, но, несмотря на это, можно говорить о героях Пушкина как о подлинно великих людях.

человеческих достоинств, тем более величия. А первые серьезные потрясения в его жизни нарисованы довольно комически.

Например, описание его дуэли со Швабри-ным полностью соответствует эпиграфу к этой главе: «Ин изволь, и стань же в позитуру. Посмотришь, проколю как я твою фигуру!»

Забавно на первый взгляд и окружение Гринева в Белогорской крепости (не говоря уже о ней самой - деревушке, обнесенной частоколом).

Василисы Егоровны, когда праздновали ее именины, что она чуть было со страху на тот свет не отправилась. И простодушный комендант, находящийся под каблуком своей жены, обучающий «оолдатушек» бесполезной для них строевой науке. И. хитроумная Василиса Егоровна, которая так ловко выведала у Ивана Игнатьича тайну о пугачевском восстании. Забавен и Иван Игнать-ич, который особыми заслугами не отличается, вот разве что нитки умеет держать при сматывании их в клубки.

Но разительно изменяются и сразу становятся серьезнее, глубже, сложнее герои при приближении опасности. «Барское дитя» Гринев исполнен решимости защищать любой ценой свою возлюбленную от опасности. Василиса Егоровна, прекрасно сознавая всю серьезность положения («в животе и смерти Бог волен»), не соглашается оставить мужа и «схорониться» за каменными стенами Оренбурга.

Трудно предположить, чтобы кто-нибудь из обитателей Белогорской крепости всерьез рассчитывал на ее неприступность. Любому здравомыслящему человеку было понятно, что крепость не имела большого стратегического значения, что оборонять ее было бесполезно. Но Иван Кузмич не сдастся сразу на милость победителя, а будет отстреливаться из пушки, даже попытается поднять своих «солдатушек» нанести хоть какой-нибудь удар по врагу, чем обречет на верную гибель гарнизон.

Ни у Мироновых, ни у Ивана Игнатьича не возникает даже мысли об измене присяге. И эта невозможность для них поступиться своими моральными принципами, верность долгу делает из этих незаметных и полукомических персонажей настоящих героев.

Иван Кузмич, истекая кровью, откажется признать царем «вора и самозванца» и будет повешен. Иван Игнатьич последует его примеру. Василиса Егоровна погибнет, но перед' смертью успеет назвать Пугачева «беглым каторжником».

Конечно, в реальной ситуации эти поступки скорее всего остались бы незамеченными. Ну кому есть дело до маленькой крепости? Но пушкинский сюжет таков, что подвиг капитана Миронова становится известным императрице, она вспоминает о коменданте «одной из оренбургских крепостей», едва Маша называет фамилию своего отца.

Сама поездка Маши в Петербург к императрице говорит о многом. В беде открылись в Маше такие душевные глубины, которых читатель в начале повести и предположить не мог в молоденькой девушке, красневшей чуть ли не до слез при одном лишь упоминании ее имени.

(это робкая-то Маша!) и будет до конца отстаивать свою любовь.

Это ее принципы, которыми она не поступится.

Есть в романе человек, противопоставленный положительным героям именно отсутствием у него таких вот твердых нравственных принципов и устоев. Это Швабрин, который готов оклеветать отвергнувшую его девушку. Во время дуэли он пользуется оплошностью Гринева и ранит его. С приходом Пугачева, чувствуя, что сила за последним, он сразу переходит на его сторону. Он пытается насильно заставить Машу выйти за себя замуж.

Можно сказать, что Швабрин существует в романе для противопоставления Гриневу. Но даже в злодее Пушкин если не находит, то подозревает искру благородства, искру того чувства, которое запрещает Швабрину впутывать Машу в судебные дрязги и разбирательства.

Сам же Петр Гринев проявит себя во всех выпавших на его долю невзгодах с самой лучшей стороны. Во всех своих поступках он будет руководствоваться своими убеждениями, не изменив присяге, сам поедет освобождать Машу, когда ему не дадут отряд. Он не бросит в беде Савельича, хотя при этом будет рисковать и своей жизнью, и счастьем Маши. Ему не позволяет оставить Савельича в руках врагов его человеческий долг.

И пусть все поступки Гринева не имеют большого исторического значения, но Пушкин, делая именно его своим главным героем, показывает, что эти незаметные, тихие подвиги, человеческие поступки важнее событий государственного масштаба.

Тема такого «незаметного» героизма, «простого величия простых людей» нашла продолжение в русской литературе. Таким будет, например, капитан Тушин в «Войне и мире» Толстого, таким будет и доктор Дымов из чеховской «Попрыгуньи».

«Капитанская дочка» не случайно написана в форме мемуаров. Это именно воспоминания. Память Гринева в какой-то степени олицетворяет память народа. И в этой памяти есть место Пугачеву и Екатерине не за то, что они были историческими личностями, но за то, что они проявили человеческое милосердие. Именно человечное достойно называться великим.



 
© 2000- NIV