Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Какой жанр "Капитанской дочки» ?

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Капитанская дочка

"Капитанской дочки» ?

Кажется, ясно? В самом деле, разве «Капитанская дочка» не соответствует этому пушкинскому пониманию романа? Разве в ней не раскрыта историческая эпоха народного восстания, развитая на основе вымышленного повествования? Когда «Капитанская дочка» была написана и рукопись передана цензору, Пушкин писал ему 25 октября 1836 года: «Имя девицы Мироновой вымышленное. Роман мой основан на предании...»

История возникновения концепции «Капитанской дочки» как «семейной хроники» очень поучительна. Можно с точностью установить время и причины, обусловившие ее появление. Ее выдвинул Аполлон Григорьев в 1859 году. Критик не анализировал, не рассматривал «Капитанскую дочку», но, исходя из своих почвеннических убеждений, толковал Пушкина как выразителя истинно русских идеалов, воплотившего «высшие стремления и весь дух кротости и любви...»

«Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина». Вряд ли случайно критик почти повторил название статьи Вяземского -«Взгляд на литературу нашу в десятилетие после смерти Пушкина». «Взгляду» западника Вяземского он противопоставил свой «Взгляд». По мнению Вяземского, Пушкин создал историческую хронику, рассказ о страшной године пугачевского бунта, запечатлев мастерски в «сжатой картине» Россию «от крепости Белогорской вплоть до Царского Села». Герои пушкинского романа «принадлежат русской былине о Пугачеве» '. Аполлон Григорьев утверждает: нет, Пушкин написал «семейную хронику» и рассказал «добродушную историю» о, частной жизни Гриневд. Критик замалчивает образ Пугачева и декларативно объявляет Пушкина певцом смиренности, которая полнее всего и раскрывает «русский тип». В этом он видит величие Пушкина и секрет его огромного влияния на литературу. «Все наши жилы бились в натуре Пушкина, и в настоящую минуту литература наша развивает только его задачи - в особенности же тип и взгляд Белкина. Белкин, который писал в «Капитанской дочке» хронику семейства Гриневых, написал и «хронику семейства Багровых»...» 2.

«своего» Пушкина, характеризовал его как родоначальника истинной народности, которая, но убеждению критика, наиболее полно выражалась в создании русского национального характера с его смирением и кротостью. Вслед за А. Григорьевым Н. Страхов видел образное выражение этого идеала у Пушкина в смиренном «бел-кинском» начале. Вот почему была подхвачена мысль о создании Пушкиным жанра «семейной хроники». В статье, напечатанной в 1869 году и посвященной «Войне и миру», он сопоставляет толстовский роман с «Капитанской дочкой»: « Капитанская дочка" тоже не исторический роман, т. е. вовсе не имеет в виду в форме романа рисовать жизнь и нравы, уже ставшие для нас чуждыми, и лица, игравшие важную роль в истории того времени. Исторические лица - Пугачев, Екатерина - являются у Пушкина - мельком, в немногих сценах, совершенно так, как в «Война и мире» являются Кутузов, Наполеон и пр. Главное рке внимание сосредоточено на событиях частной жизни Гриневых и Мироновых, и исторические события описаны лишь в той мере, в какой они прикасались к жизш этих простых людей. «Капитанская дочка», собственно говоря, есть хроника семейства Гриневых; это тот рассказ, о котором Пушкин мечтал еще в третьей главе «Онегина»,- рассказ, изображающий «преданья русского семейства».(^«Капитанская дочка» есть рассказ о том; как Петр Гринев женился на дочке капитана Миронова» '.

«Капитанской дочки» в угоду любимой идее: критик не только з малчивает важнейшие в романе картины крестья ского восстания, но объявляет Пугачева эпизодическим лицом, утверждая, что Пушкин изобразил Пугачева «мельком».

характер. Примером может служить формула, предложенная в свое время Д. П. Якубовичем: « Капитанская дочка" - последнее звено длительного и упорного (? - Г. М.) процесса, условно могущего быть названным вальтер-скоттовским периодом Пушкина»

Не было такого периода у Пушкина. Свой категорический вывод исследователь стремился подтвердить примерами зависимости мотивов, ситуаций и образов «Капитанской дочки» от исторических романов Вальтера Скотта - зависимости, установленной на основе чисто формальных сопоставлений. Уже давно была доказана несостоятельность подобной методологии. А в то же время общий вывод, что «Капитанская дочка» написана по образцу исторических романов Вальтера Скотта, сохраняется до сих пор и утверждается пушкиноведением как объективная истина. На этом основании, в частности, делается заключение, что в соответствии с историческими романами английского писателя в основе «Капитанской дочки» лежит любовный сюжет - история любви и женитьбы Гринева. В действительности все было сложнее. Отношение Пушкина к Вальтеру Скотту не было однозначным - оно менялось на протяжении творческой жизни поэта и потому требует тщательного исследования. Пушкин не только усваивал опыт Вальтера Скотта, но преодолевал свойственные его романам недостатки, решительно обновлял жанр исторического романа. И осуществлялось это - прежде всего и главным образом - в процессе работы над «Капитанской дочкой».

«Капитанской дочки» по законам исторического романа Вальтера Скотта? Не ясно ли, что при таком подходе мы будем навязывать Пушкину свои выводы и суждения, а не извлекать их из самой художественной структуры написанного им романа. Исследователю гораздо важнее, доверяя автору, стремиться понять то индивидуальное, что присуще ему, увидеть те открытия, то обновление жанра Пушкиным, которые и определили роль «Капитанской дочки» в дальнейшем развитии русского романа.



 
© 2000- NIV