Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Встреча Гринева с Пугачевым

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.
Текст призведения: Капитанская дочка

В полном соответствии с романтической традицией Гринев накануне сражения с пугачевцами мечтал о героическом военном подвиге: «С грустью разлуки сливались во мне и неясные, но сладостные надежды, и нетерпеливое ожидание опасностей, и чувства благородного честолюбия». И несколько далее: «Я невольно стиснул рукоять моей шпаги, вспомни, что накануне получил ее из ее рук, как бы на защиту моей любезной. Сердце мое горело. Я воображал себя ее рыцарем. Я жаждал доказать, что был достоин ее доверенности, и с нетерпением стал ожидать решительной минуты». Но жизнь опять преподала Гриневу суровый урок. Все вышло проще и гораздо менее эффектно, чем рисовало воображение. Комендант, Иван Игнатьич и Гринев выбежали за крепостной вал, но «обробелый гарнизон не тронулся». Гринёва сбили с ног, и ему ничего не оставалось как вместе с мятежниками войти в крепость. Он бросился было на помощь коменданту, но несколько дюжих казаков схватили и связали его кушаками. Он готовился повторить перед Пугачевым ответ «великодушных» своих «товарищей» (капитана и Ивана Игнатьича), но вмешался Савельич, и дело приняло совсем не трагический оборот.

А далее происходит встреча Гринева с Пугачевым (на своеобразном военном совете), и мы узнаем, что вовсе не бескомпромиссная ненависть к мятежнику толкает Гринева на продолжение борьбы. Выслушав предложение Пугачева «не служить» против него, Пугачева, молодой офицер отвечает: «Как могу тебе в этом обещаться? Сам знаешь, не моя воля: велят идти против тебя - пойду, делать нечего».

«торопить освобождение Белогорской крепости» и находившейся в ней Марьи Ивановны. Столкнувшись с нерешительностью, трусостью, бездарностью людей правительственного лагеря, он быстро теряет военный пыл. Правда, он участвовал в наездничестве, но в большой мере потому, что «умирал со скуки». По иронии судьбы свои вылазки он совершал на лошади, подаренной... Пугачевым! В простых мужиках, вооруженных дубинами и ружьями, Гринев не мог видеть злобных, бездушных врагов. Вот, например, как изображена его встреча с урядником, незадолго до этого. изменившим присяге и бежавшим из-под ареста:

«... я готов был уже ударить его своею турецкою саблею, как вдруг он снял шапку и закричал: «Здравствуйте, Петр Андреич! Как вас бог милует?»

Гринев участвовал и в последней кампании против Пугачева. Но почему и как? «... Долг чести требовал моего присутствия в войске императрицы»,- пишет он, ни слова не говоря о своих военных подвигах. Зато свои чувства после окончания кампании он раскрывает довольно полно: «Война была кончена. Наконец мне можно было ехать к моим родителям! Мысль их обнять, увидеть Марью Ивановну... одушевляла меня восторгом. Я прыгал как ребенок... Но между тем странное чувство отравляло мою радость: мысль о злодее, обрызганном кровию стольких невинных жертв, и о казни, его ожидающей, тревожила меня поневоле. «Емеля, Емеля! - думал я с досадою,- зачем не наткнулся ты на штык или не подвернулся под картечь? Лучше ничего не мог бы ты придумать».

Не на путях защиты традиционной дворянской чести было суждено Гриневу проявить свою натуру. И не на этих путях душа его получила «сильное и благое потрясение»! Гринева захватили и потрясли события, связанные с борьбой за освобождение любимой девушки, и немногочисленные, но навсегда врезавшиеся в память встречи с Пугачевым.

исходные позиции для анализа).

Пушкин так строит повесть, что рассказчик оказывается участником и свидетелем событий в обоих борющихся лагерях. Гринев (а вместе с ним и читатель) невольно сравнивает людей, их поступки, поведение, высказывания.

с точки зрения движения сюжета. Но каждая такая встреч- позволяет вместе с тем автору повернуть характеры героев какими-то новыми сторонами.

С момента встречи Гринева с Пугачевым как руководителем восстания меняются темп и тональность повествования. До седьмой главы нас не покидает ощущение, что мы читаем мемуары, написанные много лет спустя после происходивших событий. С седьмой главы рассказчик как бы целиком переносится в изображаемое время. Снова, как в юности, он испытывает глубокие, яркие и неожиданные чувства, снова живет в полную силу души. Действие развертывается перед памп сию минуту, сейчас, и мы сами словно становимся участниками событии. Легкая ирония, с которой Гринев рассказывал о своем детстве и юношеских похождениях, сменяется серьезным, иногда суровым тоном, напоминающим повествование летописца, не лишенное, впрочем, грации, а местами - юмора. События, связанные с Пугачевым, изображаются крупным планом. «В первых трех белогорских главах описывается то, что происходило в течение почти целого года (с начала зимы 1772 года до октября 1773 года); в трех последних - то, что произошло на протяжении всего около суток»



 
© 2000- NIV