Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Пистолетный выстрел, убивший Пушкина, пробудил душу Лермонтова

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

 Лермонтова

Наследник и продолжатель традиций Пушкина, Лермонтов - гениальный выразитель новой, последекабристской эпохи. Сравнивая лермонтовское творчество с пушкинским, Белинский утверждал: «Да, очевидно, что Лермонтов - поэт,совсем другой эпохи и что его поэзия - совсем, новое звено в цепи исторического развития нашего общества». Поэт прожил необычно короткую, даже по меркам XIX в., жизнь. Он был убит, когда ему не исполнилось и 27 лет. Четыре года на глазах изумленных современников развертывалось творчество Лермонтова. Однако эти годы, с 1837 по 1841-й, по праву называют лермонтовским периодом русской литературы. До этого, с 1828 по 1837 г., поэтом было создано свыше 300 стихотворений, 20 поэм, 6 драм, 2 незаконченных романа, и, по сути, ничего не опубликовано: требовательность к себе беспримерная.

История изучения жизни и творчества Лермонтова охватывает почти полуторавековой период. Она восходит к полемике, вызванной появлением в 1840 г. двух прижизненных изданий поэта. Голоса критиков резко разделились. Одни в лице Лермонтова приветствовали появление в русской литературе «сильного и самобытного дарования» (Белинский). Другие видели в нем более или менее даровитого подражателя русским и западным модным образцам (С. П. Шевырев, С. А. Бурачок, Е. Ф. Розен, Ф. В. Булгарин).

«Героя нашего времени» критик отметил в нем «глубокое чувство действительности, верный инстинкт истины», знание человеческого сердца и современного общества», «самобытность и оригинальность», образующие «совершенно новый мир искусства». Заканчивая рассмотрение сборника стихотворений Лермонтова, критик заключал: «Он... поэт русский в душе - в нем живет прошедшее и настоящее русской жизни».

Взгляды Белинского на сущность и значение творчества Лермонтова в новых исторических условиях развили А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов. Чернышевский первым указал на роль «Героя нашего времени» в формировании принципов и приемов психологического анализа в произведениях Л. Толстого. Добролюбов ценил Лермонтова за гражданский пафос его поэзии, способность «поражать пороки современного общества с тою широтою взгляда, какой до него не обнаруживал ни один из русских поэтов...» (II, 264). Критик полагал, что в своем развитии Лермонтов последовательно шел к сближению с народом.

Символисты начала XX в. (В. С. Соловьев, Д. С. Мережковский) рассматривали литературное наследие Лермонтова вне связи с конкретно-историческими проблемами, стремясь обнаружить в авторе и его героях символико-мистическое и «сверхчеловеческое» начало. С иных, социально-исторических позиций подходил к лермонтовскому творчеству М. Горький в курсе истории русской литературы, прочитанном в 1909 г. в Каприйской школе. Главное в нем для Горького - «жадное желание дела, активного вмешательства в жизнь». По его мнению, пессимизм «в Лермонтове - действенное чувство», в котором «ясно звучит презрение к современности и отрицание ее, жажда борьбы...». Итогом дореволюционного этапа в изучении поэта стал содержательный юбилейный сборник «Венок Лермонтову».

Этому способствовало широкое издание сочинений Лермонтова, освобожденных от цензурных и иных искажений.

«Лермонтов: Опыт историко-литературной оценки» (Л., 1924), посвященная проблемам поэтики лермонтовского творчества, насыщенная множеством тонких, оригинальных наблюдений, хотя и не свободных от формализма, что объяснялось позициями, на которых стоял тогда ученый.

Наиболее актуальными в дальнейшем изучении Лермонтова представляются проблемы его идейно-эстетической эволюции, природы его метода и стиля, своеобразной полифоничности его художественного мышления. Одной из насущных задач является создание научной биографии поэта.

Представляется наиболее оправданным выделение в творческой биографии поэта трех периодов: раннего (1828-1832), переходного (1833-1836) и зрелого (1837-1841). Первый характеризуется необычайно ранним формированием Лермонтова как личности, интенсивностью духовной жизни и литературного ученичества. Второй отмечен настойчивыми поисками новых литературных путей - для себя и литературы в целом. В третий, зрелый период Лермонтов синтезирует находки и тенденции двух предыдущих, создает свои вершинные произведения.

поэта поначалу имела подражательный характер. Лермонтов много учится у своих предшественников и современников: Пушкина, Жуковского, Батюшкова, Веневитинова, Рылеева, Байрона, Шиллера, Гете. Но с самого начала ему свойственно не покорное следование «созвучным» образцам и традициям, а все более крепнувшая тенденция к их переосмыслению.

справедливо уподобляемой поэтическому дневнику. В нем при всей его интимности большое место занимает социально-историческая проблематика. Видимо, откликом на поражение декабристов является стихотворение «Новгород» (1830), в котором Лермонтов, как и Пушкин, призывая к мужеству и стойкости, предсказывает неизбежную гибель самодержавной тирании. Юный поэт верит в близкое историческое возмездие: «Настанет год, России черный год, когда царей корона упадет...» («Предсказание», 1830). В раздумьях о будущем он видит себя участником жертвенной борьбы за свободу («Настанет день - и миром осужденный...», 1830; «Из Андрея Шенье», 1830-1831). Уже в это время закладываются основы гражданского патриотизма поэта, объединяющего в себе любовь к родине с ненавистью к ее поработителям. «Я родину люблю, и больше многих»,- заявляет поэт («Я видел тень блаженства...», 1831). Он обращается к истории, к борьбе русского народа за свою политическую свободу и национальную независимость, например, в «Отрывке» («Три ночи я провел без сна - в тоске...»), в «Балладе» («В избушке позднею порою...»), посвященных древней Руси, в стихотворении «Два великана» (1832), запечатлевшем в символико-аллегорических образах борьбу русского народа с полчищами Наполеона.

Наряду с социально-политическими, гражданско-патркотическими мотивами, у поэта складываются и тенденции иного плана, обусловленные как эпохой, так и его личностью, с ее тяготением к самоуглублению, к нравственно-этическим проблемам. Жажда познания и активного действия приводит Лермонтова к необычайно ранней постановке серьезных философских проблем («Молитва», «Монолог», 1829; «Мой демон», 1831).

«1831-го июня 11 дня». Оно отличается итоговостью и вместе с тем программностью. Романтическое но содержанию и форме, как и вся ранняя лирика Лермонтова, стихотворение выражает средствами романтической поэтики через развернутую систему антитез «диалектику души» поэта. Но здесь нет замкнутости лирического героя в пределах его внутреннего мира. Мир внешний во всем ему сопутствует, и через романтические образы «просвечивают» реалии эпохи - времени несбывшихся надежд. Сама мысль важна поэту в той мере, в какой помогает постижению мира, когда «боренье дум» переходит в жажду «боренья» жизненного («Так жизнь скучна, когда боренья нет...»).

В стихотворении возникают пророческие предчувствия безвременной гибели в столкновении с жестокой и бесчеловечной действительностью («Кровавая меня могила ждет. Могила без молитв и без креста»). Эти романтические прозрения, подкрепленные последующей биографией поэта, обретают особую силу поэтического воздействия. Стихотворение не только многотемно, оно не укладывается в рамки какого-либо одного жанра. В нем сочетаются дневниковая запись, исповедь, философская медитация. Афористически отточенные формулировки чередуются с развернутыми символико-пейзажными картинами, интимные признания сменяются гражданской патетикой и философскими обобщениями. Лермонтов уже в ранней лирике настойчиво «стирал» межжанровые границы. В основе его стихотворений лежит не тематическое или жанровое, а целостно-личностное содержание, отсюда их многогранность, жанрово-тематическая синтетичность.



 
© 2000- NIV