Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Тема деспотизма в гражданской лирике Пушкина

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.

Тема деспотизма в гражданской лирике Пушкина

«Вольность» представляет собой образец гражданской лирики. Пушкин обращается к стилю высокоодической поэзии, примеры которой он видел не только у Радищева, но и в поэзии Державина («Властителям и судиям», «Вельможа»). Поэт использует здесь традиции классицизма, по развивает их в революционно-декабристском направлении. Пушкин «кружится» и в петербургском свете, где встречает норой восхищение, но чаще любопытство и сплетни. В стихотворном послании к князю Горчакову, лицейскому товарищу, он подвергает резкой критике нравы светского общества, «где ум хранит невольное молчанье, где холодом сердца поражены... где глупостью единой все равны». Пустому большому свету поэт противопоставляет кружок друзей, ценителей свободы и прекрасного:

И, признаюсь, мне во сто крат милее

Младых повес счастливая семья,

Где ум кипит, где в мыслях волен я,

Где спорю вслух, где чувствую живее,

И где мы все - прекрасного друзья...

(«Послание к кн. Горчакову», 1819)

К 1818 г. относится стихотворение к «К Чаадаеву». В этом едва ли не самом поэтическом произведений политической лирики Пушкина поэт выражает разочарование в надеждах па «тихую славу», т. е. на мирное достижение свободы, и в его лирике звучат уже прямые революционные мотивы. Пушкин твердо уверен в падении самовластия, в том, что «Россия вспрянет ото сна», и в том, что они сами с Чаадаевым прославят себя как участники борьбы за свободу.

политической обстановки тех лет. Для Пушкина Чаадаев и непримиримый защитник вольности Брут, которым восхищались декабристы, и мудрый государственный деятель, поборник культуры и просвещения Перикл. Дружба с Чаадаевым - одно из светлых воспоминаний молодости Пушкина. «... Никогда я тебя не забуду. Твоя дружба мне заменила счастье, одного тебя может любить холодная душа моя» запишет Пушкин в дневнике в апреле 1821 года. С именем Чаадаева связывались и собственные вольнолюбивые надежды и мечты поэта, его понятия о чести, о патриотизме. В представлении Пушкина любовь к родине и любовь к свободе - синонимы. Эти возвышенные и святые чувства должны вдохновлять молодость. И Пушкин призывает:

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы!

(«К. Чаадаеву»)

«Нечто о крепостном состоянии в России», представленная Александру I в январе 1820 г. Своего рода запиской о крепостном праве является и стихотворение Пушкина «Деревня».

Оно начинается идиллическим изображением деревни в духе сентиментализма:

Здесь вижу двух озер лазурные равнины,

Где парус рыбаря белеет иногда,

За ними ряд холмов и нивы полосаты,

Вдали рассыпанные хаты,

На влажных берегах бродящие стада,

Овины дымные и мельницы крылаты;

Везде следы довольства и труда...

Поэт на лоне природы обращается к «оракулам веков» - великим мыслителям, мечтает «в истине блаженство находить». Но душа его неспокойна. При взгляде на картины сельской жизни поэт - «друг человечества», преданный закону (здесь «Деревня» связывается с одой «Вольность»), вдруг зидит, что на фоне прекрасной природы свирепствует «барство дикое», присваивая «и труд, и собственность, и время земледельца».

Эта тема найдет отражение и в «Горе от ума» Грибоедова.



 
© 2000- NIV