Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Тема поэта и поэзии в лирике Пушкина и Лермонтова (вариант 4)

Сайты по авторам: Пушкин А.С., Лермонтов М.Ю.

Тема поэта и поэзии в лирике Пушкина и Лермонтова

Пушкин и Лермонтов. Их имена рядом на небосклоне русской поэзии. В своем творчестве каждый из них достиг вершин мастерства, поэтому так интересны и важны для нас их мысли о поэте и поэзии, о месте писателя в обществе. Мысли эти выстраданы, подчеркнуто независимы от мнений светской черни (стихотворения А. С. Пушкина Разговор книгопродавца с поэтом (1824), Поэт и толпа (1828), Поэту (1830) и другие).

Кто же такой поэт в представлении Пушкина и Лермонтова? Поэт избранник неба (Лермонтов о себе: Нет, я не Байрон, я другой. Еще неведомый избранник...), наперсник богов (вспомним стихотворение Пушкина Дельвигу (1817): наперснику богов не страшны бури злые...), обладающий рядом качеств, которые отличают его от обычных людей. Поэт наделен всечеловеческой, вселенской отзывчивостью. Чувство правды, способность видеть мир таким, каков он есть, неотъемлемое свойство всякого истинного поэта.

Есть чувство правды в сердце человека,

Святое вечности зерно:

Пространство без границ, теченье века

писал М. Ю. Лермонтов в стихотворении Мой дом в 1830 году.

Высшая художественная правда достигается ценой больших лишений, ценой жертвенного служения добру. Пушкин вообще считал, что:

Пока не требует поэта

К священной жертве Аполлон,

В заботах суетного света

{Поэт, 1827)

Поэтическое служение всегда жертва, связанная с отречением от многих мирских благ. В послании К другу стихотворцу (1814) Пушкиным сказаны горькие слова о судьбе русских поэтов:

Вот пышны их дворцы, великолепны залы.

Поэтов хвалят все, питают лишь журналы;

Катится мимо их фортуны колесо...

К идее жертвенности поэтического служения подводили Пушкина и Лермонтова раздумья об их собственных судьбах, сама историческая действительность. Перед глазами Пушкина был пример поэтов-декабристов, в ушах Лермонтова еще словно бы звучал преступный выстрел Дантеса. Показательно, что глагол смерти дважды используется уже в самом начале стихотворения Смерть поэта (1837):

Мотив жертвенности чувствуется и в стихотворении Пушкина Пророк (1826), и в одноименном произведении Лермонтова. Пушкинский пророк дан в развитии, в динамике, в движении. Кульминация стихотворения заключается в словах:

И он мне грудь рассек мечом,

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнем,

Во грудь отверстую водвинул.

И Бога глас ко мне воззвал:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Стихотворение Лермонтова Пророк (1841) создано совсем в другую эпоху. Усиление консервативных тенденций в обществе оказало влияние и на поэзию. Лермонтовского пророка забрасывают камнями. Он бежит от ближних, бежит, но остается пророком. Жертва принесена, но это бесполезная жертва. В этом и заключается трагизм лермонтовского героя. Пророку внемлет лишь безгрешная природа:

Мне тварь покорна там земная;

И звезды слушают меня,

Лучами радостно играя.

Самолюбивые старцы пугают им детей:

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!

Сходные мотивы находим и во многих других стихотворениях Лермонтова периода политической реак-Ции в стране: Поэт (1838), Не верь себе (1839), {Журналист, читатель и писатель (1840) и в лири-чке Пушкина 1830-х годов. Достаточно вспомнить стихотворение Эхо (1831):

Ревет ли зверь в лесу глухом,

Трубит ли рог, гремит ли гром,

Поет ли дева за холмом

И гласу бури и валов,

И крику сельских пастухов

Печальные, горькие слова! Трагическое признание гения, обреченного на непонимание современников! И все-таки время расставило все на свои места. Поэзия Пушкина и Лермонтова заняла достойное место в русской классической литературе. Сбылись пророческие слова Пушкина:

Мой прах переживет и тленья убежит

И славен буду я, доколь в подлунном мире



 
© 2000- NIV