Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Истолкование стихотворения А. С. Пушкина «Элегия»

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.

Истолкование стихотворения А. С. Пушкина «Элегия»

Начиная с 1830 года, Пушкин только изредка «обнародывает» стихотворения, так как «находит отголосок своим звукам только в сердцах некоторых поклонников поэзии...» Он творит для самого себя, думая о самом дорогом, чем он жил до сих пор.

8 сентября 1830 года поэт пишет одно из самых сильных прощальных стихотворений, пронизанных светлой и прозрачной грустью. Это «Элегия», короткое лирическое произведение, состоящее из двух взаимосвязанных частей. В первой Пушкин повторяет все те обвинения, которые поэт-элегик предъявляет жизни:

Безумных лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

Но, как вино - печаль минувших дней

В моей душе чем старше, тем сильней.

Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе

«Мой путь уныл». Будущее кажется совершенно безотрадным: «Сулит мне труд и горе Грядущего волнуемое море...» Пушкин в своей элегии использует традиционные сравнения, сопоставляя веселье - с вином, горе - с похмельем, жизненные печали - с бурным морем.

«Печаль минувших дней», которую он сравнивает с вином, лучше бы сравнить с похмельем. Кроме этого, Пушкин называет веселье «угасшим», а это предполагает сравнение с рассветом, с ярким солнечным днем. Грустное же будущее лучше бы, кажется, сравнить с закатом, но оно почему-то сравнивается с морем, которое появляется в ряду сравнений вопреки логике. Ведь не связана же тема моря с темой пира, с образами вина, похмелья! Дело в том, что в поэзии нет логики в ее привычном смысле. У поэта свое мироощущение, более сложное, ассоциативное.

Противительным союзом «но» открывается вторая часть элегии, в которой автор отвергает безысходность размышления первой:

Но не хочу, о други, умирать:

Если любой другой поэт-элегик говорил бы о немыслимой тяжести страдания, то Пушкин в своем стихотворении принимает жизнь такой, какая она есть. Он хочет жить именно для того, чтобы «мыслить и страдать». Автор стихотворения прекрасно понимает, что жизнь не всегда бывает веселой и безмятежной. Страдание у поэта из причины для отрицания мира становится поводом для его утверждения. И как же красиво теперь Пушкин связывает найденные образы с теми метафорами, на которых строилась первая часть! В первой строке первой части элегии лишь намечалась метафора «угасшее веселье». Первая строка второй части («не хочу... умирать...») «подхватывает» и завершает ее. Автор передает ощущение угасания жизни, приближения смерти.

В пятой строке второй части подхвачен образ вина как символа наслаждения:

Над вымыслом слезами обольюсь...

Теперь это не то «вино веселья», которое было в бурной молодости. Никакой горечи «смутного похмелья» здесь нет. Сейчас же у поэта - тихое, легкое наслаждение гармонией, которую называют еще божественным нектаром.

«закат жизни», «угасшее веселье» возвращают нас последние две строки элегии:

Блеснет любовь улыбкою прощальной.

Предчувствуя смерть, Пушкин надеется на любовь, которая скрасит его последние дни. Тихо, но бесстрашно глядя в будущее, автор произносит эти последние слова. Обычно же в стихотворениях подобного жанра взгляд свой поэт обращает в прошлое.



 
© 2000- NIV