Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Мицкевич и Пушкин: жизненные пути

Подкатегории: Пушкин А.С., Мицкевич А.Б.
Сайт по автору: Пушкин А.С.

Мицкевич и Пушкин: жизненные пути

Мицкевич и Пушкин. Их жизненные пути сошлись, чтобы разойтись и вместе с тем запереться в кругу какого-то странного магнетического взаимопритяжения и взаимоотталкивания, трагический отблеск которого обозначился на судьбе каждого из них. Зимой 1825 года Мицкевич был назначен на преподавательскую работу в Ришельевский лицей Одессы, в который из Петербурга он добирался санями почти три недели. Но после приезда выяснилось, что вакансий в лицее нет. В ожидании на новое назначение поэт активно погружается в водоворот литературной и общественной жизни города, посещает литературные салоны, заводит новые знакомства.

дворянства, которые разделяли идеи декабризма.

В Одессу Мицкевич приехал с заказным письмом от К. Рылеева, одного из лидеров северного крыла декабристского движения. Впрочем, круг "неблагонадежных" петербургских знакомых польского поэта был хорошо известен и царской жандармерии, которая пристально следила за каждым его шагом и попробовала использовать приезд Мицкевича в Одессу для того, лишь бы через его потенциальные контакты выйти на члены тайных обществ южного крыла русского декабризма. Поэтому не случайно в числе новых одесских знакомых Мицкевича появилась 31-летняя красавица, полька Каролина Собанска (в девичестве Ржевуска), которая была шпионкой тайной полиции и любовницей графа Витта.

Сын известной красавицы-гречанки Софии Главани, в честь которой граф Станислав Потоцкий обустроил знаменитый парк "Софиевка" в Умани, и бывший резидент русской разведки во Франции, который первым сообщил русскому царю точную дату и план нападения наполеоновских войск на Россию, Витт формально был назначен начальником военных поселений Юга России, на самом деле же прибыл в Одессу с задачей проявить ячейки декабристского движения в южной группе войск, которые позднее и были им сделаны. Собанска влюбила в себя Мицкевича, а со временем, по рекомендации Витта, пригласила поэта осуществить странствие Крымом на яхте, названной в ее честь "Каролиной". Витт рассчитывал на то, что в атмосфере непринужденного приятельского общения ему удастся спровоцировать поэта на откровенные разговоры, которые помогут установить меру политической благонадежности и самого поэта, и его "южных" друзей. В числе гостей, приглашенных на яхту, кроме самого Витта и Собанской, были также брат Каролины, писатель Генрик Ржевуский, который симпатизировал политике русского царизма, и отрекомендованный Мицкевичу как ученый-энтомолог Александр Бошняк, разоблаченный и убитый позднее во время польского восстания 1831 года. Странствие Крымом продолжалось на протяжении месяца, с 14 августа до 14 октября 1825 года.

Крым оказал незабываемое впечатление на Мицкевича, который в письме к польскому историку Йоахиму Лелевелю с увлечением писал: "... я видел Крым! Я выдержал страшную бурю на море... Я видел Восток в миниатюре". Впечатление от незабываемого странствия отразились в "Крымских сонетах" Мицкевича - одной из самых ценных жемчужин славянской поэтической копилки. Цикл "Крымских сонетов" содержит прямые сюжетные обращения к пушкинскому творчеству. Символический образ фонтана, воспетый Мицкевичем в сонете "Бахчисарай", изображает и русский поэт-романтик Пушкин в поэме "Бахчисарайский фонтан". Центральное место во второй части "Крымских сонетов" Мицкевича занимает сонет "Гробница Потоцкой", который является своеобразной кульминацией ведущего для всех 4-х сонетов мотива неволи девушек-полонянок ханского гарема и одновременно подхватывает и разворачивает символическое содержание образа фонтана из сонета "Бахчисарай".

Капли родниковой воды фонтана - это, за легендой, слезы прекрасной полонянки крымского хана Керим-Гирея - польки Марии Потоцкой. Образ многострадальной полонянки из сонета "Гробница Потоцкой" служит для лирического героя цикла зеркальным отображением собственных мыслей, в которых он сравнивает свою жизнь на чужбине с ее несчастливой судьбой. Г. Рыльский писал об этом сонете: "Могила Потоцкой", в которой поэт связывает мысли о судьбе легендарной польки, - судьбу, которая вдохновила и Пушкина ("Бахчисарайский фонтан"), - с мыслями о своей судьбе - это страстное проявление тоски по родной земле, родному языку, родной песне... Только воображение гениального поэта могло создать такой образ: звезды, которые пылают на южном небе, - это следы, выжженные взглядом его землячки, которые ведут к отчизне, куда ей не было возврата... как не судилось было возвратиться на родину и поэту". Позднее к поэтической интерпретации легенды о прекрасной полонянке-полячке обратится в цикле своих лирических стихов "Крымские воспоминания" и наша соотечественница Леся Украинка.

любовь любимой и обречен на вечные странствования далекой чужбиной. Стараясь осмыслить трагические разногласия собственной судьбы, постичь смысл своих моральных запросов и духовных порываний, он ищет созвучие собственным мыслям и чувствам в буревых стихиях, в величественной красоте горных видов, в перипетиях исторического течения человеческой жизни, его прошлого и современности. В этом ему помогает Мирза, фигура которого сопровождает лирического путешественника в качестве наставника и духовное руководства, раскрывая ему глубинное, символическое содержание языка, которым природа разговаривает с человеком. Немало исследователей творчества обоих поэтов считают, что в фигуре пилигрима Мицкевич изображает собственный образ, тогда как за фигурой Мирзы он скрывает те впечатления, которые ему навеяли раздумья о Пушкине, о его пребывании в Крыму, а также и о его отношениях с Каролиной Собанской, благосклонность которой русский поэт получил раньше от Мицкевича.

"полицейской музой" "Крымских сонетов" А. Мицкевича, познакомилась с Пушкиным зимой в 1821 году в Киеве, где отслеживала связи росийско-польских подпольных организаций. ей удалось проявить контакты А. Пушкина с декабристами, а также установить каналы связи северного и южного крыла русских декабристов, которые, в сущности, инициировало начало широкомасштабного полицейского расследования.

Интересно, что в том же 1821 году в рукописи "Кавказского пленника" Пушкин делает черновые записи плана будущей "адской" поэмы, вписывая туда такие поэтические строки:

Изобразили тоже пропастей глубоких,

Где в мучениях вечных и жестоких.

Где слез во мраке льются реки,

Откуда изгнаны навеки ,

Надежда, мир, любовь и сон,

ГдС” море адское клокочет,

Где, грешника внимая стон,

Ужасный сатана хохочет.

На сопредельном листе размещен рисунок, на котором обрисован сатанинский балл, а посреди разнообразной адской нечисти - ведьма, портрет которой поразительно напоминает черты лица Каролины Собанской.

Мирза

Молись, попусти половодье, отвернися,

Безпечнейшую тропу; взгляни - укляк, поднялся,

Повис над скалой!

Наземь не смотри,

даже мысль ты пускать берегись,

Будто бедный якорь в неведомую глубину:

Путешественник

В отверстие то земное

Я видел... что такое - по смерти расскажу,

Так как языком живых того не рассказать.

(Дорога над пропастью в Чуфут-Кале)

целый ряд арестов. Впрочем, ни одних компрометирующих свидетельств против Мицкевича агентурная группа Витта не подала. Возможно, поэта спасла именно искренность его чувств к Каролине? За некоторыми свидетельствами, Мицкевич догадался о настоящих намерениях своего окружения и вел себя осторожно, по крайней мере в официальном рапорте Витт докладывал, что убедился в политической благонадежности польского поэта, после чего Мицкевич был назначен чиновником к канцелярии московского генерала-губернатора Дмитрия Голицина.

Удивительно, но и Пушкин продолжал любить Каролину. В 1829 году Собанская снова встретилась с А. Пушкиным в Петербурге и 5 января 1830 года он вписал в ее альбом два стиха, которые считаются непревзойденными шедеврами русской лирики:

"Я вас любил; любовь еще быть может

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть вас это не тревожит,

и

"Что в имени тебе моем?

Оно замрет, будто всплеск печальный



 
© 2000- NIV