Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Драматургическая поэтика «Маленьких трагедий» Пушкина

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.

Драматургическая поэтика «Маленьких трагедий» Пушкина

Несмотря на обширную литературу о «Маленьких трагедиях», законченного представления о них мы еще не имеем. Являются ли они отрицанием драматической системы, какая начала складываться в процессе работы над «Борисом Годуновым», или знаменуют дальнейшее развитие и углубление основных принципов драматического искусства, к которым пришел Пушкин в работе над первой своей трагедией,- эти вопросы и сейчас не могут считаться достаточно проясненными.

«Маленькие трагедии» резко отличаются от «Бориса Годунова» как социальной направленностью, так и драматургической интерпретацией. Вместо бурных социальных страстей и политической активности, лежащих в основе «Бориса Годунова», «Маленькие трагедии» раскрывают мир тончайших индивидуальных переживаний, весьма далеких, на первый взгляд, от каких бы то ни было социальных проблем.

«Маленьких трагедиях» глубочайшим анализом двух-трех характеров, нарочито поставленных в условия сугубо камерной обстановки. Вместо исторически достоверного приурочивания событий к точно указанному месту и времени, как это имело место в «Борисе Годунове», хронологические и географические границы, в которых развертывается действие «Маленьких трагедий», преднамеренно лишены определенности и конкретности.

«Маленьких трагедий» с теми принципами, к которым Пушкин пришел в процессе работы над «Борисом Годуновым», должен решаться с учетом двух обстоятельств. С одной стороны, первоначальный замысел большинства «Маленьких трагедий» восходит ко времени пребывания Пушкина в Михайловском, когда еще были действенны воспоминания о работе над «Борисом Годуновым». Это позволяет предполагать, что на характере новых драматургических замыслов Пушкина в какой-то степени мог сказаться и опыт его работы над первой трагедией. С другой стороны, «Маленькие трагедии» отделены от «Бориса Годунова» пятью годами, в течение которых Пушкин неоднократно убеждался, что появлявшиеся в печати сцены из «Бориса Годунова» вызывали совсем не то отношение, какого он ожидал.

«Бориса Годунова», крайне болезненно переживалась Пушкиным и, по-видимому, приводила его к убеждению в несвоевременности появления трагедии и к выводам, что «нововведения опасны и, кажется, не нужны».

Последним можно объяснить, что драматургические особенности «Маленьких трагедий» непосредственно связаны с этими раздумьями Пушкина. Это подтверждается и вариантами общего названия «Маленьких трагедий»: «Драматические изучения», «Опыт драматических изучений». Сопоставление драматургических особенностей «Бориса Годунова» и «Маленьких трагедий» приводит к выводам о существенных изменениях в принципе раскрытия характеров героев и разрешения конфликта, которые внесены Пушкиным в драматургическую структуру «Маленьких трагедий».

«Маленьких трагедиях» дается не в процессе его нарастания, а в самый момент разрешения. Вместо длительного процесса развития действия дается лишь кульминационный момент его, мгновенный взрыв чувств, в ярком свете которого становятся отчетливы основные стороны характеров героев.

В «Маленьких трагедиях» Пушкин еще более обостряет противоречивость сложных характеров своих новых героев. В потерявшем человеческий облик зловещем старом Бароне вдруг просыпается рыцарь, и Барон, солгавший Герцогу, бросает рыцарскую перчатку сыну как утверждение своей правоты.

«с любовию к искусству», убивает великого Моцарта.

«Маленьких трагедиях» заключаются в том, что вместо длительного и постепенного развития, как это имело место в «Борисе Годунове», характеры «Маленьких трагедий» показываются в момент наивысшего напряжения, когда полностью выявляются все стороны духовного облика героя.

«Бориса Годунова», сохранен и в «Маленьких трагедиях». Однако в отличие от «Бориса Годунова», где на протяжении двадцати трех эпизодов последовательно нарастают события, приводящие к развязке лишь в конце трагедии, в «Маленьких трагедиях» дается лишь один эпизод («Пир во время чумы»), два («Моцарт и Сальери»), три («Скупой рыцарь») и, самое большее, четыре («Каменный гость») эпизода, также соответствующих ио сценической протяженности реальному времени. Но в этих немногочисленных эпизодах показывается уже не процесс нарастания событий, по самый момент разрешения конфликта.

«Маленьких трагедий» еще более усиливается широко применяемым методом резкого контрастирования. Этот метод, используемый Пушкиным в самых различных его вариантах и оттенках, приводит к крайней напряженности и драматизму положений. Основной контраст «Скупого рыцаря» - бедность и рыцарская беспечность сына и сокровища отца, лежащие втуне; в «Моцарте и Сальери» - жертвенное и бескорыстное служение искусству Сальери и его же решение убить Моцарта. Мир, окружающий Лауру, в котором естественно убийство соперника и любовное свидание у его трупа, и мир Доны Анны - в «Каменном госте». Страшная чума, сеющая повсюду смерть, и жизни в Гимне Вальсннгама - контраст «Пира во время чумы».

«Маленьких трагедий» являются их окончания. В этом отношении можно установить определенную закономерность при сопоставлении с знаменитым окончанием «Бориса Годунова».



 
© 2000- NIV