Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Главные герои рассказов «Повести Белкина»

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.

«Повести Белкина»

В 1831 году в печати появляются пять повестей, объединенных одним названием - «Повести покойного Ивана Петровича Белкина, изданные А. П.». Пушкин опубликовал это произведение анонимно, приписав авторство выдуманному лицу - некоему Белкину. Персонажи в большинстве своем не обладают яркими индивидуальными чертами, как другие герои Пушкина. Эти люди не возвышаются над окружающей их средой, а являются ее типичными представителями. Бытовая сторона выступает здесь на первый план. Острота сюжета, постепенно нарастающее драматическое напряжение, тайны, разъясняющиеся к концу, неожиданные, но глубоко оправданные, мотивированные развязки - все это непрерывно поддерживает интерес читателя и делает повести увлекательными. Так богатство содержания сочетается в пушкинских повестях с изяществом и стройностью формы.

«Выстрел». Главной темой «Выстрела» является вопрос о дуэли, которая в начале 20-х годов была широко распространенной дворянской модой. Герой этой повести, Сильвио, на первый взгляд кажется натурой исключительной. Но вся его энергия уходит на удовлетворение мелочного самолюбия. Он жаждет первенства, но не в чем-либо серьезном, а в том, что считается важным в пустой гусарской компании: в моде «буйство», и он старается приобрести славу «первого буяна по армии»; в моде хвастовство пьянством, и он «перепивает» самых знаменитых пьяниц; в моде дуэли, и он делается завзятым дуэлянтом. Это стремление к первенству и приводит его к столкновению с молодым графом, которого он возненавидел из зависти к его достоинствам и успехам.

но и ужас его молодой жены, в присутствии которой он в него прицеливается. Но что-то не позволило Сильвио убить графа, жизнь которого была в его руках. Потому ли, что пожалел его жену, или потому что это был уже не прежний блестящий соперник, беспечный храбрец, угощавшийся черешнями под дулом его пистолета, а семьянин, убийство которого уже не льстило его самолюбию. А может быть, потому, что проснулись в нем естественные человеческие чувства, и он освободился от ложных романтических понятий. Так или иначе, но эта бескровная развязка характерна для духа гуманности, который придает столько теплоты «Повестям Белкина»: она показывает веру в победу «добрых чувств» над злыми предрассудками среды. Как будто неожиданное, а на самом деле глубоко мотивированное раскрытие благородных задатков в душе «грозного» Сильвио производит яркий эффект. В качестве третьего действующего лица выступает в повести сам рассказчик - некий отставной подполковник, когда-то, в молодости, отличавшийся «романтическим воображением», а потом остепенившийся мелкопоместный обыватель. В других повестях рассказ ведется прямо от автора, а в «Выстреле» личность рассказчика накладывает свой отпечаток на повествование.

«романтического воображения». Образу Сильвио поэтому придается какая-то загадочность. Он кажется рассказчику «героем таинственной какой-то повести», на совести которого лежит «какая-нибудь несчастная жертва» его «ужасного искусства» в стрельбе из пистолета. Во второй половине повести действие переносится в другую обстановку и в другое время. Рассказчик является здесь в новом виде. Молодой человек с «романтическим воображением» превращается в смиренного провинциала. Таким образом, повествование ведется несколькими рассказчиками.

Отставного подполковника, которому приписывается сам сюжет, бесхитростного Белкина, который записывает услышанную любопытную историю, и двух героев, в изложении которых даны самые драматические моменты повести: в передаче Сильвио мы узнаем завязку (отложенный выстрел), в передаче графа - развязку (последнюю встречу), причем везде соблюдается верный тон, соответствующий точке зрения того или иного рассказчика.

«Метель». Мария Гавриловна, героиня «Метели», вся во власти романтических настроений, заимствованных из французских романов, на которых она воспитана. Именно ее «романтическое воображение» и соблазнило ее согласиться на бегство из родительского дома и тайный брак с «бедным армейским прапорщиком» Владимиром, которого отвергают ее богатые родители. После всего, что пришлось пережить Марье Гавриловне (венчание с чужим человеком, смерть отца и гибель Владимира), она продолжает играть роль романтической героини.

Горе не мешает ей легкомысленно кокетничать с Бурминым, гусарским полковником с Георгием в петлице и «с интересной бледностью» в лице и добиваться от него «романтического объяснения». Да и неизвестно, насколько была серьезна ее любовь к Владимиру и не было ли это следствием увлечения французскими романами, на что есть намек в повести: «Мария Гавриловна была воспитана на французских романах и, следственно, была влюблена». То же самое можно сказать и о ее возлюбленном - Владимире. Он сочиняет разные «романтические» планы явно книжного происхождения: «венчаться тайно», «скрываться», потом «броситься к ногам родителей», которые будут тронуты «героическим постоянством и несчастьем любовников». Но когда доходит до дела, теряется и оказывается беспомощным.

картину провинциального помещичьего быта: это война 1812-1814 годов, которая вклинивается в действие повести.

станции. После войны он смотрит на это дело иначе. Он не знает, кто эта девушка, с которой венчался, брак его не записан ни в каких церковных книгах, но тем не менее он чувствует свою вину перед неведомой супругой, разыскивает ее и не может предложить руку той, которую полюбил, считая себя связанным прежней женитьбой. К лучшим, живым страницам повести относится описание метели, сыгравшей роковую роль в судьбе Марьи Гавриловны и несчастного Владимира. Человек отчаянно борется с метелью, которая преграждает ему путь к счастью, и это придает описанию метели в повести драматический характер. «Гробовщик». Из военного и помещичьего мира действие этой повести переносится в среду мелких московских ремесленников и торговцев. Вместо гусаров с их «проказами» и барышень с «романтическим воображением» здесь действует гробовщик Адриан Прохоров с двумя дочерьми, чувствительный немец-сапожник Готлиб Шульц, его дочка Лотхен, толстый немец-булочник, будочник Юрко. Этот будочник в своем квартале является важной персоной, как представитель власти. В маленьком мирке не занимаются праздными фантазиями, а интересуются только барышами. Гробовщик Адриан ждет не дождется смерти купчихи Трюхиной на Разгуляе и беспокоится, что конкуренты, воспользовавшись его переселением с Басманной на Никитскую, перехватят у него богатые похороны.

Смерть людей для них нажива. К покойникам Адриан относится как к заказчикам, потребителям его изделий. Его не интересует, какие это были люди до того, как они стали «предметом» его мрачного ремесла, и даже во сне, когда они являются поздравить его с новосельем, он различает их только с точки зрения прибыли или убытка от похорон. Так, напри- 370 литература мер, бригадир в треугольной шляпе, которого хоронили под проливным дождем, причинил ему ущерб, так как мантии от дождя сузились, шляпы покоробились, отчего предвидятся «неминуемые расходы». А вот этот бедняк, что «смиренно стоит в углу» и не смеет подойти к хозяину, «стыдясь своего рубища», был похоронен по приказу квартального совсем даром.

«Станционный смотритель». Герой этой повести Самсон Вырин - маленький чиновник, не защищенный своим чином даже от побоев знатных проезжих, - уверен, что дочка его Дуня, которую увез с собой Минский, блестящий гусар с «черными усиками», погибла. «Не ее первую, не ее последнюю сманил проезжий повеса, - говорит он, - а там подержал, да и бросил. Много их в Петербурге, молоденьких дур, сегодня в атласе да бархате, а завтра, глядишь, метут улицу вместе с голью кабацкой. Как подумаешь порою, что и Дуня, может быть, тут же пропадает, так поневоле согрешишь да пожелаешь ей могилы...» Но вместо подобной истории происходит нечто иное. Когда смотритель отправляется в Петербург на розыски Дуни и является к Минскому, тот приходит в крайнее замешательство.



 
© 2000- NIV