Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Мой Пушкин (вариант 2)

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.

В мою жизнь пушкинские стихи вошли тогда, когда я со старшей сестрой (она филолог и влюблена в Пушкина) побывала в знаменитом Пушкинском заповеднике, в прекрасных местах, воспетых поэтом и ставших родником его глубоких мыслей и крылатых стихов. Пушкинские Горы, Михайловское, Тригорское, Покровское - это чудесный мир, прекрасный и неповторимый. И пушкинская поэзия звучит здесь особенно светло и задушевно. Когда гуляешь по Михайловскому парку, вдыхаешь аромат цветущих лип в аллее Керн, смотришь с Тригорского холма на задумчивую, тихую Сороть, подходишь к уединенной «скамье Онегина», возникает какой-то необъяснимый «эффект присутствия».

Кажется, тебя не удивит, если вдруг из-за деревьев появится легкая фигура поэта, зазвучит его удивительный голос:

Здесь все поэзия, все диво...

гения.

Вот я иду по лесной дороге в Михайловское. Ветер раскачивает верхушки высоких (в наших местах такие не растут) сосен, а внизу тихо-тихо... И губы, как будто независимо от меня, шепчут:

В их сенях ветра шум...

Поднимаюсь на один из бесчисленных холмов, затем спускаюсь в ложбинку - и панорама сразу меняется. Поистине, Везде передо мной подвижные картины... А при виде знаменитого дуба в Тригорском сразу вспоминается:

Так при помощи простых слов рождается волшебство. Наверное, это и есть чудо поэзии. Моя душа в плену этих слов, я вспоминаю все то, что успела прочитать у Пушкина и о нем. Поражает как будто бы простой, естественный, но незабываемый факт. Призывая в юности:

Мой друг! Отчизне посвятим

Души прекрасные порывы! -

В надежде славы и добра

А еще Пушкину дано было удивительное чувство красоты, «перед святыней», которой он преклонялся, которую обожествлял. Ну как мог простой смертный человек так сказать о встрече с любимой:

Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

Тут обыкновенные (но поющие!) звуки складываются в обычные слова, слова стоят в обычном порядке - и опять чудо! Сердце сжимается от какого-то неясного предчувствия, ожидания чего-то необъяснимо прекрасного - и эти чудесные минуты подарил мне Пушкин. «Благоговея богомольно перед святыней красоты», гениальный поэт, еще совсем молодой человек, учил своих читателей любить и дружить, помогал подняться до той высоты чувства, которая доступна, наверное, только избранным.

«Я вас любил...» Сказать, что любовь пушкинского лирического героя светла и бескорыстна, что чувство его глубоко человечно и прекрасно, - значит ничего не сказать. Это поистине святая любовь:

Как дай вам Бог

Любимой быть другим.

Нет, тут ничего не надо объяснять, - просто надо учиться так думать и так чувствовать.

А как умел Пушкин дружить!

Наверное, не только русская, но и мировая литература не знает поэта, которого бы так вдохновляло сознание, что у него есть настоящие друзья, союз с которыми, «как душа, неразделим и вечен». Еще в ранней юности Пушкин был уверен и уверял товарищей в том, что, куда бы их «ни бросила судьбина и счастие куда б ни повело», они навсегда сумеют сохранить дружескую верность и преданность. И поэт был первым, кто, не боясь возможной кары, поддержал задушевным словом друзей-узников, которые обречены были провести долгие годы или даже погибнуть «во глубине сибирских руд».

Как должны были обрадовать И. И. Пущина уже первые строки поэтического послания, тайно переданного в далекую Сибирь:

Мой первый друг,

Один-единственный эпитет, но как много им сказано! «Струн вещих пламенные звуки» пробудили в узниках надежду, веру в то, что ни их великий подвиг, ни «скорбный труд», ни «дум высокое стремленье» не будут забыты. Когда Пушкин писал:

Дойдут сквозь мрачные затворы, -

то он выражал чувства лучших людей России. И ссыльные декабристы, понимая это, были особенно тронуты искренним желанием друга поддержать их. Мне обидно, что об этом мало пишут, редко вспоминают, а ведь «Послание в Сибирь» - такой урок мужества и человечности, который был необходим тогда, в 1827 году, нужен сегодня и будет важен завтра, потому что люди никогда не перестанут дружить и надеяться. Уроки доброты и высокой нравственности, уроки неповторимой красоты человеческих чувств и просто минуты, часы наслаждения чудом поэзии - вот что дал мне Пушкин. В стихотворении «Вновь я посетил...», написанном в Михайловском уже зрелым, тридцатишестилетним поэтом, он, обращаясь к «зеленой семье» юных сосенок, как будто дружески приветствует нас: «Здравствуй, племя младое, незнакомое».

И это приветствие означает, что связь поколений неразрывна и пушкинское духовное наследие делает нас лучше, чище, человечнее. Я всегда буду благодарна сестре за Михайловское, за то, что мой Пушкин помогает мне жить.



 
© 2000- NIV