Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Тема поэта и поэзии в творчестве Пушкина (вариант 6)

Подкатегория: Пушкин А.С.
Сайт по автору: Пушкин А.С.

Тема поэта и поэзии в творчестве Пушкина

искусства: «витии» и «свободного художника». В разные периоды своей жизни поэт то чувствовал себя пророком, способным влиять на других людей, изменить русское общество, то, отстранясь от толпы, отказываясь от своих социальных задач, предавался «трудам и вдохновенью», результаты которых могли оценить только избранные люди. И только в конце жизни Пушкин обрел свое место.

В юности, в лицейский период, наибольшее влияние на него оказывали примеры Ломоносова, Державина и Жуковского, и поэтому он считал, что поэзия должна учить и «питать здравый ум». Эта позиция отражена автором в стихотворении «К другу стихотворцу» 1814 года. «Страшися участи бессмысленных певцов», - предостерегает его Пушкин. В этом же стихотворении поэт говорит о тяжелой судьбе служителей лиры. Они обречены на беспокойство и трудности:

... Счастлив, кто, ко стихам не чувствуя охоты,

Своими одами журналы не тягчит

И над экспромтами недели не сидит!

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Спокоен, весел он.

В 1817 году Пушкин покидает стены Лицея и окунается в светскую жизнь. И вскоре он понимает, что суета и развлечения губят творческого человека, и для него идеалом становится поэт, «от суетных оков освобожденный», который на лоне мирной природы вслушивается в «отрадный глас оракулов веков»:

Он гонит лени сон угрюмый,

К трудам рождает жар во мне,

так пишет он в стихотворении «Деревня» 1819 года. Но, по мнению Пушкина, даже в уединении, столь нужном поэту, ему нельзя закрывать глаза на проблемы внешнего мира. Видя ужас крепостного рабства, он восклицает:

О, если б голос мой умел сердца тревожить!

Почто в груди моей горит бесплодный жар

И не дан мне судьбой витийства грозный дар?

В 1820 году Пушкина отправляют в ссылку на юг за вольнолюбивые и дерзкие стихи, и там в 1823 году поэт узнает о подавлении нескольких восстаний в Восточной Европе и переживает глубокое разочарование:

Свободы сеятель пустынный,

Я вышел рано, до звезды:

Рукою чистой и безвинной

Бросал живительное семя -

Но потерял я только время,

Благие мысли и труды...

С огорчением осознает Пушкин, что люди сами не жаждут свободы и его «чести клич» никого не разбудил.

И снова предается он грустным мыслям о несоответствии его высоких стремлений потребностям толпы. В стихотворении «Разговор книгопродавца с поэтом» 1824 года Пушкин пишет о том, что свободное творчество - блаженство. Ведь тогда поэт, которого не может по достоинству оценить толпа, не делится с ней своим «пламенным восторгом» и «музы сладостных даров» не унижает «постыдным торгом». Но, к сожалению, служитель лиры часто жаждет славы - а «что слава? Шепот ли чтеца? / Гоненье ль низкого невежды? / Иль восхищение глупца?»

В этом стихотворении звучит очень необычная для поэта пушкинского времени мысль: для достижения высокой поэтической свободы служителю лиры нужны средства, чтобы не умереть с голоду. «В сей век железный / Без денег и свободы нет», - резонно замечает книгопродавец. Это, бесспорно, авторская позиция, ведь Пушкин стал первым русским поэтом, получавшим за свои творения гонорары. «Не продается вдохновенье, / Но можно рукопись продать» - так считал он.

«К морю», в котором, прощаясь со «свободной стихией», говорит о Байроне, ее «певце». После его смерти мир, по мнению Пушкина, опустел и обеднел, лирический герой не видит больше великих и могучих людей, идеала:

... Теперь куда же

Меня б ты вынес, океан?

Судьба земли повсюду та же:

Где капли блага, там на страже

Уж просвещенье иль тиран, -

так размышляет поэт.

В Михайловском, где Пушкин живет два года, он обретает покой, наслаждается простой помещичьей жизнью и вновь обращается к образу «свободного художника». В стихотворении «19 октября» 1825 года Пушкин, обращаясь к Дельвигу, говорит, что «служенье муз не терпит суеты». «Свой дар как жизнь я тратил без вниманья, / Ты гений свой воспитывал в тиши», - говорит Пушкин, сожалея о бурной, шумной юности. В это же время он пишет знаменитое стихотворение К***(«Я помню чудное мгновенье...»), в котором вдохновенье поэту дарит любовь, оно будит душу, будоражит ее.

В 1825 году произошло восстание декабристов. О трагических событиях на Сенатской площади Пушкин узнает не сразу. Потрясенный, поэт, почти сразу же вызванный новым императором в столицу, посылает сосланным друзьям стихотворение «Во глубине сибирских руд...», пронизанное сочувствием и верой в лучшее. Надежда на лучшее не совсем безосновательна, ведь Пушкина, вольнодумца, вернули, наконец, в столицу и до его друзей доходит уже его «свободный глас».

Пушкин в этот период верит, что сможет повлиять на Николая I, знакомство и личная беседа с которым воодушевили его. Он снова вспоминает свои давние мечты о возможности влияния на судьбу России, которая его сильно тревожила. Высокий духовный подъем и желание исполнить долг витии, которые испытывал тогда поэт, отразились в стихотворении «Пророк» 1826 года.

такими словами начинается оно. И, хотя нет на то прямого указания, мы можем говорить, что именно себя, то есть поэта, видел Пушкин пророком, человеком, наделенным даром слова («жалом мудрыя змеи») и сердцем-углем, которое, страдая и переживая, не теряет самообладания и отказывается от личных интересов. На то, что Пушкин ставит знак тождества между собой и лирическим героем, указывает упоминание о духовной жажде, которой реальный Пушкин мучился в тот период. И задачу пророка он сформулировал так: «... виждь, и внемли, / Исполнись волею моей (Бога(/ И... / Глаголом жги сердца людей», - приравнивая вдохновение божественному гласу.

Но вновь стремления поэта не совпали с желаниями общества. Пушкин готовился к благородной роли, но толпе, и императору в ее числе, нужны были веселые песни юного Пушкина, воспевание достоинств нового царя, а не его критика. Поэт снова окунулся в светскую жизнь, интриги - словом, «прозу» по сравнению с пророческой миссией. Пушкин чувствует собственное духовное падение, и поэтому в стихотворении «Поэт» 1827 года появляются мысли о том, что служитель Аполлона в обыденной жизни может быть меж «детей ничтожных мира» «всех ничтожней». Эта же идея звучит в маленькой трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери». Опытный мастер поражается тем, как может быть гением легкомысленный и беззаботный Моцарт. «Ты... бог, и сам того не знаешь; / Я знаю, я», - говорит Сальери, восторгаясь талантом композитора, на что последний заявляет: «Но божество мое проголодалось». «Ты, Моцарт, недостоин сам себя» - вот вердикт мастера, наделенного талантом, но не божественным даром.

Разочарованный, Пушкин в конце 20-х годов все больше и больше отчаивается исполнить то, к чему он так стремился, и поэт опять отстраняется от общества. В стихотворении «Поэт и толпа» 1828 года он противопоставляет служителя лиры «черни тупой:

Молчи бессмысленный народ,

.......................................

так обращается лирический герой к людям, требующим пользы от его песен. Пушкин говорит, что высокое искусство не оживит толпу, низменную и порочную.

В 1830 году он пишет стихотворение «Поэту», где эти идеи приобретают более четкую и ясную форму. Пушкин призывает служителей искусства не дорожить любовью народа, ведь «восторженных похвал пройдет минутный шум». Он говорит о необходимости внутренней свободы и независимости для поэта. Творческий человек сам себе судья, сам наградит себя:

Всех строже оценить умеешь ты свой труд.

Ты им доволен ли, взыскательный художник?

Доволен? Так пускай толпа его бранит

И плюет на алтарь, где твой огонь горит...

В 1833 году Пушкин пишет стихотворение «Осень», где рассказывает о своем любимом времени года и о том, как идет сам процесс творчества. В осенний вечер он, сладко усыпленный своим воображеньем, забывает мир. Так описывает Пушкин состояние вдохновения:

... И пробуждается поэзия во мне:

Душа стесняется лирическим волненьем,

Излиться наконец свободным проявленьем.

И мысли в голове волнуются в отваге,

И рифмы легкие навстречу им бегут,

И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,

Он сравнивает талант и желание писать поэта с кораблем: «Плывет. Куда ж нам плыть?» - говорит Пушкин, намекая, что сам далеко не всегда знает, куда приведет его вдохновенье.

«(Из Пиндемонти)» 1836 года. Смирившийся с внешними законами, Пушкин находил счастье в том, чтобы «по прихоти своей скитаться здесь и там,/ Дивясь божественным природы красотам, / И пред созданьями искусств и вдохновенья / Трепеща радостно в восторгах умиленья».

В последние годы своей жизни поэт, предчувствуя близкий конец, стремится обрести какой-то внутренний стержень и обращается поэтому к религии. Его размышления на тему православных добродетелей отразились в стихотворении «Отцы-пустынники и жены непорочны...». Пушкин просит Бога не дать ему впасть в грех празднословия и осуждения. «И дух смирения, терпения, любви / И целомудрия мне в сердце оживи», - об этом молит поэт на закате своих дней.

«Я памятник себе воздвиг нерукотворный...». В нем он подводит итог своей поэтической деятельности, осознает, как много сделал он важного и ценного именно для той толпы, от которой бежал:

Я памятник себе воздвиг нерукотворный

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу

И милость к падшим призывал.



 
© 2000- NIV