Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Поэтическая цельность стихотворения «Размышления у парадного подъезда»

Подкатегория: Некрасов Н.А.
Сайт по автору: Некрасов Н.А.

Поэтическая цельность стихотворения «Размышления у парадного подъезда»

В плане композиционном поэтическая цельность стихотворения достигается образами сна, в которые включены размышления о народе, составляющие основную часть стихотворения: с образа сна начинается первое обращение - к вельможе, образ сна составляет основу последнего обращения - к народу. Некрасов использует образ сна прежде всего для того, чтобы показать равнодушие представителей государственной власти к судьбам народа. Сначала это сон живого человека:

А владелец роскошных палат

Еще сном был глубоким объят...

Ты, считающий жизнью завидною

Упоение лестью бесстыдною,

Волокитство, обжорство, игру,

Пробудись! Есть еще наслаждение:

Вороти их! в тебе их спасение!

По счастливые глухи к добру...

Образ сна-смерти убивает всякую надежду «разбудить» вельможу, сделать его отзывчивым к нуждам народа:

Средиземной волны, - как дитя,

Ты уснешь, окружен попечением

Дорогой и любимой семьи

Привезут к нам останки твои,

Чтоб почтить похоронною тризною,

И сойдешь ты в могилу... герой,

Втихомолку проклятый отчизною,

Возвеличенный громкой хвалой!..

Ни вельможе, ни тем, кто ждет его смерти, нет дела до проклятия отчизны: их жизнь идет мимо родины, мимо народа, мимо его страданий. В утешение себе, т. е. в оправдание, они выработали особый взгляд на мужика: «Не беда, что потерпит мужик: так ведущее нас провиденье указало... да он же привык!» Как ни бесчеловечен такой взгляд на мужика, лирический герой не может его опровергнуть, потому что мужик действительно привык к своему бедственному положению. И он с болью душевной скажет:

За заставой, в харчевне убогой,

И пойдут, побираясь дорогой, И застонут...

И подхватив образ застонут, поэт построит на нем следующие три обращения. Первое - обращение-вопрос, но такой вопрос, ответ на который содержится в самой его постановке:

Родная земля!

Назови мне такую обитель,

Я такого угла не видал,

Где бы сеятель твой и хранитель

Всю эту часть, состоящую из трех обращений, мы воспринимаем как одно целое. Повторением слов стонет и стон и особой ритмико-мелодической организацией стиха создается слуховой образ плача-причитания, почти рыдания, в котором выражается глубочайшее сочувствие лирического героя угнетенному народу. Вслушаемся в мелодию этой части. Обращение «Родная земля!» читается на восходящей мелодии, поскольку оно состоит из восклицания и вопроса. А дальше перечисляются места, где стонет русский мужик:

Стонет он по полям, по дорогам,

В рудниках, на железной цепи;

Стонет он под овином, под стогом,

Под телегой, ночуя в степи;

Стонет в собственном бедном домишке,

Свету божьего солнца не рад;

Стонет в каждом глухом городишке,

У подъезда судов и палат.

голоса. Внутри каждого отрывка - однородные члены предложения, каждый из которых несет на себе логическое ударение. Значит, почти все слова в этом предложении произносятся одинаково сильно. Четыре нисходящие мелодии и двенадцать логических ударений создают своеобразный высокий мелодический моиотон. Следующая часть начинается двумя восклицаниями: «Волга! Волга!» На этой высокой ноте с еле заметным понижением читаются заударные слова:

Ты не так заливаешь поля,

Как великою скорбью народной

На этих словах голос обрывается на самой высокой ноте, а дальше идет мелодический «перелом»: продолжительная пауза, резкое понижение голоса и обобщающие слова: «Где народ, там и стон...» самые мрачные в стихотворении - читаются на самой низкой ноте. Последнее обращение («Эх, сердечный!») снова читается на восходящей мелодии.

Такой мелодический рисунок вместе с размером стихотворения (анапест) является средством создания возвышенного образа народа и выражает высокий эмоциональный накал в переживаниях лирического героя, вызванных размышлениями о судьбах народа.

лапти, кош ли, а рядом - пилигримы тюрьма, острог, овин, стог, телега, домишко, городишко, а рядом - обитель, сеятель, хранитель. И «низкие» слова «подчиняются» высокому интонационно-мелодическому и ритмическому строю стихотворения, теряют свое бытовое значение и приобретают особую художественную функцию: служат средством создания возвышенного трагического образа русского народа.



 
© 2000- NIV