Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Образ Победоносикова в поэме Маяковского «Баня»

Подкатегория: Маяковский В.В.

«Баня»

Победоносиков - большой чин. Он - невежда, это может как-то снизить ударную силу сатиры Маяковского: мол, из пушки по воробьям. Но он невежда в области культуры, а отнюдь не в хитросплетениях управленческо-учрежденческих структур и ведения казенных дел. Это- во-первых, а во-вторых, Маяковскому надо было подчеркнуть его талмудизм и невежество в «руководстве» культурой. Этот эпизод имеет особое значение и на нем надо остановиться подробнее. В третьем действии Победоносиков становится зрителем «Бани», поставленной на сцене. Не рядовым, а руководящим зрителем. Он оценивает первое и второе действия спектакля. На вопросы режиссера:

«Ну, как, как? Нас всех, конечно, интересует впечатление и вообще взгляд...» - Победоносиков сначала отвечает осторожно: «Ничего, ничего! Мы вот говорим с Иваном Ивановичем. Остро схвачено. Подмечено. Но все-таки это не то...»

«конкретную» оценку, забыв о только что сказанном. Теперь уже иные нотки звучат в голосе Главначпупса:

«Сгущено все это, в жизни так не бывает... Ну, скажем, этот Победоносиков. Неудобно все-таки... Изображен, судя по всему, ответственный товарищ, и как-то вы его выставили в таком свете и назвали еще как-то «Главначпупс». Не бывает у нас таких, ненатурально, нежизненно, непохоже! Это надо переделать, смягчить, опоэтизировать, округлить...»

О, сколько режиссеров и актеров могут написать мемуары о том, как произносились подобные речи на обсуждениях лучших спектаклей их театров, как им отечески внушали, что «в жизни так не бывает», что такой-то эпизод надо «переделать, смягчить» или совсем снять, и давно ли все это было!.. А когда началось?! И никто не скажет, что Маяковский в этом месте «сгустил». Пожалуй, наоборот, приведут такие примеры охранительной казуистики и демагогии, которым смог бы позавидовать и сам Победоносиков. За многие десятилетия казенная охранительная фразеология усовершенствовалась. Но к руководству культурой приходили люди случайные, некомпетентные, и они конечно оставляли следы своей разрушительной деятельности в театре. А около них, как около Победоносикова, всегда были свои Иваны Ивановичи, поддакивающие им, были ловцы момента, вроде Моментальникова. У Победоносикова есть аргумент против критического направления в искусстве (он тоже потом повторялся десятилетиями, ему поддался даже Горький). Вот этот аргумент: «Это даже дискредитирует нас перед Европой». Не случайно мелькнула в реплике Ивана Ивановича ссылка на Горького, призывавшего показывать «наши достижения». По-своему интерпретировалась в будущем и рекомендация Победоносикова:

«Вы должны мне ласкать ухо, а не будоражить, ваше дело ласкать глаз, а не будоражить». И еще: «Мы хотим отдохнуть после государственной и общественной деятельности». Тезис Победоносикова подхватывает Мезальянсова: «Ну, конечно, искусство должно отображать жизнь, красивую жизнь, красивых живых людей». Мещанское опошление получивших хождение официальных тезисов об искусстве находило отражение и в его практике^ в практике пышно расцветавшей в годы нэпа массовой культуры.

«Бани» дана злая карикатура не только на современное автору, но и на всяческое бодряческое, казенное по духу псевдоискусство. Пьеса помогает нам увидеть и понять истоки командно-бюрократического руководства искусством. Ход событий в пьесе круто меняется, когда на сцене появляется Фосфорическая женщина - персонаж вполне условный, это «делегатка 2030 года». Она информирует людей 1930 года о «переброске» их на сто лет вперед по принципу отбора лучших. В коммунизм хочется всем, и тут разворачивается новый конфликт. Отобранными оказываются Чудаков и все помощники изобретателя машины времени. Но среди претендентов оказывается и Победоносиков, и он проявляет желание и готовность к поездке, как ответственный работник, «во главе целого учреждения в столетнюю командировку».

«компромат» на свою жену и т. д.

Реальности, в которых резко обозначились аномалии народовластия, угрожавшие попранием демократических институтов, установленных революцией. Они становились все опаснее, поскольку чиновник нового формата очень быстро приспосабливался, усваивал защитную демагогию, а система командно-бюрократического управления, насаждавшаяся сверху, плодила это племя.

считая, как и многие в те годы, что коммунизм - вот он - «у ворот!», столкновения с подобной системой не могли не вызвать душевной драмы. Административно-бюрократические нравы глубоко проникли в книгоиздательское дело, в литературные объединения типа РАППа, и это затрагивало личные интересы поэта.



 
© 2000- NIV